Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
01:50 

Оттолкнуться от дна - ЗАКОНЧЕН!

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
В качестве извинения за свое долгое отсутствие, вывешиваю новый оридж. Не ругайте меня за то, что предыдущий еще в процессе, потому что отмажусь сразу: этот уже закончен. Так что вывешен будет скоро и весь, по мере получения глав от беты.
Хотя это и слэш, но не высокорейтинговый, так что запись открытая. Надеюсь, вам понравится!

НАЗВАНИЕ: Оттолкнуться от дна
АВТОР: Асцелла
БЕТА: Алисса (она же Импала)
ЖАНРЫ: hurt/comfort
РАЗМЕР: миди
РЕЙТИНГ: PG-13 разве что за жестокие сцены
ОТ АВТОРА: Знаю, что у Хичкока была мечта: снять фильм, все действие которого происходит в одном помещении. Я, конечно, далеко не Хичкок, но мне вот давно хотелось написать фик, все действие которого происходит так же в ограниченном пространстве. А вообще я просто люблю забрасывать человека в сложные ситуации и смотреть, как он будет выбираться.
P.S. В одном все-таки не получилось, но я старалась)))
Спасибо Anna-Lusia за подробные, вдохновляющие медицинские консультации, а Саше за консультации о телефонах)))
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Немного жестко. Моральное и физическое издевательство над человеком.
РАЗМЕЩЕНИЕ: только с разрешения автора.
СТАТУС: закончен.
запись создана: 01.11.2012 в 16:05

@темы: фики, творчество, слэш, ориджиналы, Оттолкнуться от дна, hurt\comfort, PG-13

URL
Комментарии
2012-11-01 в 16:06 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
День 1.

Стив пришел в себя еще во время падения, но холодная вода, в которую он рухнул, задыхаясь и захлебываясь, отрезвила его окончательно. Он вынырнул на поверхность, выкашливая воду из легких, но прежде чем начать паниковать по поводу того, что у него связаны руки и он сейчас утонет, он нащупал ногами дно. Скользкое, илистое, но он мог подняться, и, по крайней мере, убедиться: что бы с ним сейчас ни происходило, утонуть ему точно не светит.
Окончательно прокашлявшись и отдышавшись, Стив огляделся по сторонам, оценивая ситуацию. Он оказался в каком-то колодце, по-видимому, строительном: он был круглым, с ровными бетонными стенами, метра полтора в диаметре. Ему определенно повезло, что падая, он не ударился головой о стену, иначе плавать бы ему сейчас в этой воде лицом вниз. Задумавшись о самом падении, он посмотрел вверх, но в ровном кружке на высоте нескольких метров над головой было видно только ясное чистое небо. Кто бы ни скинул его сюда, он наверняка уже ушел. Стив перевел взгляд на свои руки. Когда он барахтался в воде, ему показалось, что они связаны, но оказалось, что они скованы наручниками.
Он понятия не имел, кто это мог сделать. И зачем. Он помнил, как шел в гараж… он собирался в командировку… кажется. Но больше воспоминаний в голове не было, и, судя по острой дергающей боли в правой затылочной части, винить в этом можно было какой-то неизвестный тупой предмет. Как давно это было, Стив также не имел понятия. Но в гараж он шел поздним вечером, а судя по тому клочку неба, что он мог разглядеть, сейчас был день, а значит, прошло уже часов десять. Сам собой напрашивался вывод, что просто вор так заморачиваться не стал бы, а значит, кто-то бросил его сюда с какой-то целью.
Стив еще раз огляделся по сторонам. Если его и собирались убить, то по крайней мере не быстро. Вода хоть и была довольно прохладной, но не доходила ему даже до пояса, так что в ближайшее время вряд ли ему грозила смерть от гипотермии. О том, что выбраться сам он вряд ли сможет, Стив догадался еще при первом беглом осмотре, но сейчас на всякий случай тщательно изучил все стены по периметру. Шершавые и каменистые, они все-таки были слишком ровными, чтобы можно было хоть за что-то зацепиться, а прыгать на высоту трех метров он пока еще не научился. На двух противоположных сторонах бетонной ловушки крепились стальные скобы, старые и проржавевшие, когда-то, видимо, служившие лестницей наружу, но сейчас они заканчивались, далеко не доходя до края, так что толку от них не было никакого.
Он подумал было еще пошариться по дну, но было и так слишком холодно, и не хотелось мерзнуть еще больше. Ставшая невероятно тяжелой мокрая куртка сейчас не грела, а лишь вытягивала оставшееся тепло. И только пытаясь поправить отвратительно липнущую к телу мокрую ткань, Стив нащупал пальцами что-то тяжелое во внутреннем кармане. С замиранием сердца, чувствуя, как загоревшись надеждой, бешено ускоряется пульс, он извлек на свет божий свой телефон.
Из-под клавиш вытекала вода, на дисплее расплылись мокрые пятна, и, судя по всему, он либо окончательно сдох, либо, закоротившись, самопроизвольно выключился. Как бы ни хотелось попробовать сейчас включить его, Стив заставил себя сделать то, что было в данной ситуации самым правильным: вытащил аккумулятор и пристроил аппарат кнопками вниз на одну из скоб на просушку.
Стоило только осознать, что сейчас он больше ничего сделать не может, ему стало страшно. Кто скинул его сюда? У него ведь и недоброжелателей даже нет, не то что врагов. Работал он специалистом по античной культуре при музее естествознания, много путешествовал по миру, успел завести кучу знакомых по всем частям планеты, но ему и в голову не приходил никто, кто мог бы желать причинить ему вред.
Мысленно дав себе пинка за то, что не догадался сделать этого раньше, он поднял голову к кружку света наверху:
- Ээээй!!! Есть там кто-нибудь?!! ПОМОГИТЕ!!!
Он замолчал, прислушиваясь, но не было похоже, что поблизости есть люди. Тишина вокруг была слишком непривычной: ни шума машин, ни каких-либо звуков, доказывающих, что тут вообще есть хоть какая-нибудь жизнь на несколько километров вокруг.
Это казалось невероятным, просто каким-то киношным бредом. Он до хрипоты наорался за следующие полчаса, но если и был здесь кто-то в зоне досягаемости, он никак не дал о себе знать.
Оставался еще вариант, что это чья-то очень дурная шутка, но из всех его друзей только один был теоретически способен на что-то подобное.
- Рики!!! – заорал он. – Если это твои идиотские приколы, то вынужден тебя разочаровать – это вообще не смешно!!
Его одинокий голос эхом отразился от стен колодца, только подстегивая панику. Разумом он понимал, что хоть Рики и тот еще придурок, даже он не стал бы так жестоко шутить над ним. Он же мог умереть, падая в этот колодец. И наручники…

***

Заняться здесь было особо нечем, кроме как ходить от стены к стене и думать, кто же мог его сюда засадить. И от того, и от другого толку не было никакого. Все сводилось к двум ответам: он понятия не имеет, кто это сделал и как отсюда выбраться.
Стив аккуратно приподнял телефон, осмотрел его. Вода из него уже не текла, но включать его он пока не решился. Не велик был шанс, что тот вообще заработает, так что хотелось использовать эту призрачную возможность максимально.
Он повертел запястьями, прекрасно понимая, что от наручников он бы вряд ли избавился, даже будь у него при себе что-нибудь, что сгодилось бы на роль отмычки, но в карманах куртки обнаружились только его документы, кредитные карточки и деньги. Еще одно подтверждение того, что на него напал не вор. Стив поежился, прижимая руки к груди. Он не понимал, что происходит, и за что кто-то обошелся с ним так жестоко, но ему было страшно. Судя по темнеющему пятнышку неба над головой, солнце уже клонилось за горизонт, и он сильно сомневался, что сегодня кто-нибудь придет за ним. Не хотелось думать о том, что за ним может так никто и не прийти, потому что становилось жутко от одной только мысли о том, что кто-то желает ему смерти. Промелькнуло еще предположение, что его похитили ради выкупа… но поскольку за него много денег точно никто бы не дал, то возможно это было только если его спутали с кем-то. Он и сам не верил в это, но придумывать такие варианты все же было менее жутко, чем думать о том, что его нарочно обрекли здесь на смерть.
Не думать об этом было сложно, потому что он все пытался прикинуть, сколько сможет продержаться здесь. Ему было слишком холодно, даже несмотря на то, что с погодой ему, в общем-то, повезло. Просто солнечные лучи сюда не доставали, а каменные стены, мокрая одежда и холодная вода вокруг не давали согреться. У него не было никакой еды, но зато вдоволь было воды, хотя он и не был пока уверен, можно ли ее пить. Она была какой-то серой, мутной, непроглядной, и даже стоять в ней было неприятно, не то что пробовать на вкус. Но, как ни странно, основной проблемой казалось даже не отсутствие тепла, еды или воды, а то, что здесь он не имел возможности хотя бы сесть. Он всегда был человеком спортивным, без каких-либо проблем со здоровьем, но он чувствовал, что даже ему будет непросто так долго находиться на ногах без движения, без возможности присесть отдохнуть. В первую очередь это означало, что он не сможет спать, а без сна человек может продержаться не так уж и долго… он тряхнул головой, мысленно ругая себя. Он не собирается тут спать! Он должен выбраться! Починить чертов телефон и вызвать помощь!

URL
2012-11-01 в 16:07 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Пока разрастающаяся от гнетущих мыслей паника не свела его с ума окончательно, он решительно взялся за телефон. Слегка подрагивающими от холода пальцами вставил аккумулятор и нажал на кнопку включения. Телефон коротко завибрировал в руке, как всегда при включении, но подсветка экрана так и не загорелась.
Стив озадаченно смотрел на него, не зная, что делать дальше. Вполне могло быть, что телефон включился и даже работает, и просто залитый водой дисплей не показывает изображение. Конечно, скорее всего, от воды пострадал не только дисплей, но он на пробу потыкал на разные кнопки, надеясь увидеть хоть какой-то отклик, нажал на клавишу вызова, и вдруг услышал гудки.
Сердце конвульсивно трепыхнулось в груди и подскочило к самому горлу. Это была уже не просто надежда: он ведь звонил кому-то! И не важно кому, потому что кто бы это ни был, он вызовет помощь, и все закончится! Его спасут!
Его колотила нервная дрожь, пока он пережидал дребезжащие гудки, крепко прижимая трубку к уху, а в голове уже роилось с полсотни фраз, как рассказать, как объяснить, что с ним случилось…
- Да, - ответил, наконец, чей-то смутно знакомый, приятный, негромкий голос. Стив не знал, нажал ли он какой-то незнакомый номер или набрал кого-то из своего нехилого списка контактов, поэтому решил не вываливать на человека сразу весь объем информации.
- Простите, а с кем я говорю? – осторожно спросил он.
- Льюис, это ты? Ты совсем там рехнулся? – неожиданно зло рявкнул его собеседник. – Не знаешь даже, кому звонишь?
Этот человек знал его фамилию, что Стив уже счел неплохим знаком. Оставалось только выяснить, кто же это все-таки. Явно не его большой фанат…
- Послушайте, я знаю, это странно, но у меня сломался телефон и я не знаю, чей номер я набрал. Я… правда не знаю, кому позвонил.
После секундного молчания, его собеседник все же удостоил его ответом.
- Шон, - коротко сообщил он.
- Кто? – Стив срочно перебрал в уме всех своих знакомых Шонов… получалось немного. – Эванс?
- Эванс, - раздраженно подтвердил тот. – А теперь, раз уж мы выяснили, что ты попал не туда, не будешь так любезен отвалить и больше мне никогда не звонить?
- Нет! Нет, погоди! – на какой-то момент Стиву показалось, что Шон сейчас действительно повесит трубку, и от страха внутри все похолодело. Он искренне сожалел, что не набрал чей-нибудь другой номер, но делать было нечего, нужно было примириться с тем, что об одолжении придется просить именно его.
- Погоди! Пожалуйста! Мне очень нужна помощь! Кто-то напал на меня и кинул в колодец, - спешно затараторил он, - мне не выбраться, а телефон намок. Он работает, но я не уверен, что смогу набрать еще какой-нибудь номер. Пожалуйста, позвони в полицию, или службу спасения… я не знаю, куда в таких случаях звонят… пусть кто-нибудь приедет и вытащит меня отсюда!
Телефон ответил ему гробовым молчанием, так что он снова запаниковал.
- Шон!!
- Не ори, - холодно отозвался он. – Ты там пьяный что ли? Что ты такое несешь вообще?
- Я серьезно! – Стив чуть не взвыл от досады. – Меня ударили по голове, надели наручники, скинули в этот колодец…
- Стоп, стоп! – перебил его Шон. – А теперь заново по пунктам и спокойно. Кто это сделал? Почему на тебе наручники? И что за колодец?
Стив действительно постарался взять себя в руки, вдохнул глубоко, успокаиваясь, чувствуя, что у него даже зубы уже стучат, то ли от холода, то ли от нервов.
- Вечером, когда я шел в гараж, на меня кто-то напал. Наверное… потому что я этого не помню. Очнулся я только когда меня скинули в колодец. Тут вода, но можно стоять. Телефон уцелел, но намок, и мне удалось позвонить… тебе.
- Слушай, если это какая-то шутка…
- Да не шучу я!!! – заорал Стив. – Что ж ты за баран-то такой тупой! Мне действительно нужна помощь!
- Льюис, - угрожающе прошипел Шон, - еще одно подобное слово – и спасай себя сам. Ты понял меня?
- Я понял! Извини! Черт, хватит издеваться! Ты поможешь мне уже?
Определенно его худший кошмар не собирался заканчиваться. Это же надо было из сотни номеров в телефонной книге выбрать именно его. И какого черта он вообще хранил его номер? При встрече он прошел бы мимо, сделав вид, что знать не знает этого человека, а сейчас приходилось просить его о помощи, хотя так хотелось послать его куда подальше.
- Да, - серьезно и уже без особой неприязни в голосе ответил Шон. – Говори, где ты, я свяжусь с полицией, и они вытащат тебя.
- О, Господи… - простонал Стив. – Я не знаю, где я. Я понятия не имею, где я. Бетонные стены и клочок неба над головой – я больше ничего не вижу!
Он без сил привалился к стене, только теперь понимая, насколько же он на самом деле влип. Как кто-то сможет его найти, если он сам не знает, где он? Шона, к его изумлению, эта информация не сильно удивила.
- Ладно, это не проблема. Я могу позвонить твоему сотовому оператору, и они сообщат твое местоположение. Даже если мне откажут – полиция вычислит тебя в момент.
- О, нет, - Стив зажмурился как от боли и ударился головой о стену. – Нет. Нет!
- В чем дело?
- Не вычислят! У меня спутниковый телефон…
- Спутниковый? – насмешливо фыркнул Шон, всем своим тоном выражая глубочайшее презрение и к Стиву, и к его телефону. – Нахрена тебе спутниковый телефон? Ты на НАСА что ли работаешь?
- Это рабочий, - Стив тут же автоматически начал оправдываться. – Я в командировку уезжал, на раскопки, там связь плохая… да какая разница?! Что теперь делать-то?
- Ты меня спрашиваешь?
- А что, тут еще кто-то есть, кроме тебя?!
- Хватит орать, истеричка, - спокойно отозвался Шон, и Стив вдруг подумал о том, чем же тот был занят, когда он позвонил. Может быть, собирался лечь спать, а вместо этого теперь приходится разгребать проблемы не самого приятного для него человека. – Мне нужно позвонить в полицию. Убежден, они знают, что делать в такой ситуации.
Шон говорил так уверенно, что невольно заражал своим спокойствием. Действительно, в полиции наверняка разберутся, как вычислить, где он. Стив кивнул, тут же спохватившись, что Шон этого не видит.
- Да, конечно, звони скорее.
После секундного молчания, Шон как-то непривычно тихо произнес:
- Мне придется повесить трубку: у меня только один телефон.
Стив рефлекторно крепче вцепился в трубку. Казалось просто немыслимым сейчас разорвать эту связь. А вдруг телефон больше не заработает? А вдруг не получится больше до него дозвониться?
- Я позвоню тебе минут через пять. Скажи мне свой номер, потому что он у меня не определился. Телефон как, выживет?
- Сам задаюсь этим вопросом. Кнопка вызова точно работает… так что, наверное, смогу нажать повторный набор если что. Ладно, записывай, - Стив продиктовал ему номер. - Слушай, а как ты узнал, что это я, если у тебя номер не определился?
К его удивлению, Шон коротко засмеялся, и в этот момент он очень четко представил его себе: сидит дома, возможно на диване перед телевизором, закинув свои длинные ножищи на кофейный столик. И, наверное, так же как и раньше, когда нервничает, неосознанно ерошит свои русые – интересно, подстригся сейчас или нет – пряди.
- Льюис, - насмешливо произнес Шон, - я твой адский акцент из сотни узнаю.
- Оу… ну, ладно… - Стив слегка озадачился таким ответом. Его канадский говор не так уж сильно отличался от стандартного английского, но Шона, видимо, раздражало в нем абсолютно все. – Ну тогда звони… я тут буду… ждать.
- Да куда ж ты денешься, - еле слышно буркнул Шон, и связь оборвалась.

***

URL
2012-11-01 в 16:08 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

Часов у него при себе не было, и Стив поймал себя на том, что мысленно отсчитывает про себя секунды. Пять минут… конечно, Шон явно приуменьшил: его сейчас закидают вопросами, и неизвестно еще, насколько все это затянется, так что он дал ему с запасом пятнадцать минут и, привалившись к стене, стал ждать.
Он скрестил руки на груди, насколько позволяли наручники, и наклонил вниз голову, пытаясь сжаться как можно плотнее, чтобы хоть как-то уберечь тепло. Куртка сохнуть явно не собиралась, и защититься от холода было нечем. Он все пытался просчитать, через какое время за ним кто-нибудь приедет, но в любом случае получалось немало. Пока Шон донесет до полиции всю нужную информацию, пока те разберутся, как отследить его местоположение, пока доберутся до него… а между тем медленно, но неотвратимо наползала ночь, и, судя по стремительно сгущающимся сумеркам, максимум через час тут настанет абсолютная темнота.
Стив не хотел оставаться тут на ночь. Он вообще не хотел больше оставаться тут: ему было холодно, он устал, хотел есть и больше всего хотел оказаться дома, в своей кровати, завернувшись в теплое мягкое одеяло.

Мысли сами собой невольно возвращались к Шону. От этого человека в данный момент в самом буквальном смысле зависела его жизнь, и он подумал, что реши тот отомстить ему, свести с ним счеты – лучшей возможности ему и не представится. Мысль была низкой, отвратительной, совершенно недопустимой. Каким бы гадом ни был Шон, он бы никогда не рискнул его жизнью из-за каких-то подростковых разногласий. Стив был уверен, он сделает сейчас все как надо, спокойно и обстоятельно изложит факты, ответит на все их вопросы, и где-то глубоко в душе он даже порадовался, что набрал именно его номер. Попади он на кого-нибудь из родственников… не дай Бог на маму – получил бы кучу лишней головной боли, сплошную истерику, а толку в три раза меньше. Шону, по крайней мере, на него как минимум глубоко наплевать, так что лишние эмоции не помешают ему сделать все как нужно.
Но даже этот ободряющий вывод уже не мог его отвлечь от одного пугающего факта, перекрывающего сейчас все остальное: прошло гораздо больше пятнадцати минут, а Шон так и не позвонил. На самом деле он чувствовал, что прошло больше получаса, и он знал, что даже если полиция донимала его сейчас вопросами, он наверняка догадался бы позвонить, успокоить. Сказать, что его уже ищут…
Но Шон не звонил. Ни через полчаса, ни через час.
Стиву казалось, он с ума сойдет от ожидания. Затравит самого себя страшными мыслями и предположениями, одно хуже другого.
Не в силах больше гипнотизировать телефон, он решился попробовать снова позвонить Шону. При нажатии на кнопку вызова, на дисплее, если бы он еще работал, должен был высветиться список последних набранных номеров, а при повторном нажатии – пойти вызов самого последнего номера. Номера Шона.
Но все это в теории, на самом же деле Стив совершенно не был уверен, все ли в этом намокшем аппарате теперь работает так, как должно. И дозвонится ли он снова? И Шону ли он дозвонится?
Сердце тревожно трепыхалось в груди, и он даже не чувствовал сейчас холода, только нервную дрожь, узлом скручивающую все внутри.
Трубку взяли стремительно, едва успел раздаться первый гудок.
- Господи Боже, я уж думал, ты там утонул, - судя по всему, Шон был действительно взволнован, и Стив так удивился, что даже не сообразил, что тут можно ответить.
- Почему утонул?.. Я ждал звонка…
- Да я тебе уже час тут дозваниваюсь! Ты трубку не берешь!
- Не было у меня никаких звонков. Телефон, похоже, совсем скоро сдохнет! Ладно, к черту, что там сказали в полиции? Они уже знают, как меня найти?
Шон как-то подозрительно долго молчал, и у Стива даже мурашки по шее побежали: за секунду до того, как тот заговорил, ему показалось, что он уже и так знает ответ.
- Они… не особо-то загорелись энтузиазмом, - глухо отозвался Шон.
- Что? Как это… что они сказали? Ты объяснил им, что я тут загибаюсь в какой-то трубе?!
- Погоди, не паникуй пока… все не так плохо. Они приняли информацию от меня, и сейчас пробивают твой номер. Мне нужно будет еще раз им позвонить, сообщить точные данные по тебе: адрес проживания, место работы, родственники, друзья. Но, во-первых, они, кажется, не слишком-то мне верят… тем более, после моего ответа на вопрос о том, кем мы с тобой друг другу приходимся. Они могут подумать, что ты просто решил подшутить надо мной.
- Ты идиот что ли?! – взорвался Стив. Конечно, Шон был не виноват в его злоключениях, но страх и отчаяние были слишком велики, а сорваться больше было не на ком. – Обязательно было им сообщать, что мы с тобой как кошка с собакой?!
- Льюис, ты достал меня уже! Как был импульсивным пустоголовым истериком, так им и остался! Я только сказал им, что мы вместе учились в колледже, но близкими друзьями никогда не были!
- А что во-вторых? – поспешно перебил его Стив, чувствуя, что еще немного – и добром их разговор не кончится.
- Что?.. – недоуменно переспросил Шон.
- Ты сказал «во-первых». А что во-вторых?
- А, ну им нужно мое личное присутствие и мой телефон. Наверное, чтобы убедиться воочию, что это не шутка …
Шон снова замолчал, как будто давал ему время переварить информацию и среагировать, но Стив привалился боком к холодной стене и только крепче стиснул руками телефон. Вокруг теперь стояла абсолютная темнота, и Шон мог сколько угодно называть его истеричкой, но состояние его сейчас действительно было близким к паническому.
- Пожалуйста, - он вложил в голос всю силу своего убеждения, или в данном случае – отчаяния, - съезди к ним.
- Да знаю я! – зло гаркнул Шон. – Конечно, я поеду к ним! – голос его неожиданно стал каким-то пугающе извиняющимся. – Я сейчас у друзей, за городом, и машина у меня не на ходу. Я разобрал радиатор на промывку…
- Да какой к черту радиатор? Возьми машину у друзей.
- Я поражаюсь, как ты еще президентом не стал такой умный! Их нет еще, они только завтра днем приедут. Слушай, я включу телефон на громкую связь, ты скажи, если плохо слышно станет…
- И чем же таким важным ты там занят?! – Стив теперь слушал эхо собственных слов и в колодце, и в телефонной трубке.
- Радиатор обратно присоединяю, а ты что думал?
- Так ты поедешь в полицию?
Стиву самому стало противно от того, как жалобно звучал его голос, но сейчас Шон был его единственной надеждой на спасение, и периодически он виделся ему то ангелом-спасителем со светящимся нимбом над головой, то все тем же пофигистичным раздолбаем, который потом первым же плюнет на его могилу.
- Конечно, поеду, - казалось, Шон даже удивился такому вопросу. – Но ты должен знать, что у меня займет прилично времени починить машину и добраться до ближайшего полицейского участка.
- Сколько? – совсем упавшим голосом спросил Стив.
- Тут лес, особо не погоняешь…
- Сколько?!
- К завтрашнему утру, не раньше.

URL
2012-11-01 в 16:10 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
- К утру? – не веря своим ушам, переспросил он. Фраза эта никак не хотела укладываться в сознании, потому что он не мог даже представить, что придется стоять здесь всю ночь, особенно теперь, когда он уже поверил в скорое спасение.
- Стив, прости, я правда не могу сейчас ничего больше сделать.
Было слышно, как Шон бренчит какими-то инструментами, и было похоже, что он действительно занят сейчас починкой машины. Гребаный радиатор! Нашел время механика из себя строить!
- Я… не хочу! Так нечестно! Они должны вытащить меня отсюда!
- Они вытащат. Успокойся, пожалуйста.
- Сам успокаивайся! Не тебя тут бросили подыхать!
- Вот именно, - с нажимом произнес Шон.
- Что?.. – Стив даже забыл, что сказать пытался. – В каком смысле?
- Слушай, ну давай начистоту. В твоих интересах признаться, что ты такое натворил…
- Я натворил?! Ты там выхлопных газов что ли надышался? Это меня кто-то убить пытается.
- Я о чем тебе и толкую. Никто не будет пытаться убить человека без веских на то причин. Потому и спрашиваю, что ты натворил? Убил кого-то? Покалечил?
Он почувствовал, как перед закипающей волной злости и раздражения отступает даже паника… хотя, скорее всего, это просто было ее следствием.
- Я ничего не делал! Я в жизни и мухи не обидел! И я понятия не имею, почему кто-то сделал это со мной!!
- Ну да, конечно, - скептически фыркнул Шон. – У тебя там нимб над головой еще не светится? Я прекрасно помню, каким редкостным ублюдком ты был в колледже…
- И поэтому я теперь должен стать убийцей? – перебил его Стив. Застарелая ненависть проснулась с новой силой. В старые добрые студенческие времена подобная перепалка закончилась бы членовредительством. – Позволь напомнить тебе, что ты пай-мальчиком тоже не был. Не тебя ли на третьем курсе чуть не выперли из колледжа за то, что ты украл золотые часы у одногруппника?
- Сука! – вот теперь и Шон разозлился не на шутку. – Это ты мне их подбросил, хотел, чтобы меня отчислили!
- Какая жалость, что не прокатило тогда. – Стив понимал, что злить Шона и выкапывать топор войны – самое неразумное, что он может сейчас сделать, но остановиться уже не мог. Ему было страшно, больно и плохо, и он просто должен был сорваться сейчас на ком-нибудь. – Но оно все равно того стоило: я слышал, как обрадовался твой папаша, когда узнал об этом…
- Чтоб ты сдох, тварь! Да я руку должен пожать тому, кто засадил тебя туда!
Прежде чем Стив успел сообразить, что ответить, в трубке раздался короткий гудок, возвещающий о прекращении связи, и затем – тишина.
Шон повесил трубку.
Он пытался осознать, что он только что натворил.
Шон пожелал ему смерти и повесил трубку.
Все еще не веря в то, что это действительно произошло, он прижал телефон к груди, умоляя его зазвонить. Он знал, что Шон не позвонил бы ему, даже если бы мог, но все равно ждал, чувствуя, как бешено начинает стучать сердце. И в глазах почему-то защипало.
Теперь, когда он остался в этом колодце в одиночестве, он в полной мере ощутил, как же это жутко. Он слышал собственное загнанное дыхание, которое, отражаясь от гладких стен, только усиливало панику. И он почти ничего не видел вокруг, только очертания верхушки колодца над головой и кружочек такого же черного неба без звезд.
Ему показалось, он услышал какой-то шорох наверху, и тогда он в панике вжался спиной в стену, не мигая уставившись вверх. Конечно, там никого не было и быть не могло, и он мог только поразиться, как быстро расшатались у него нервы.
От телефона теперь не было никакого толку, и он на ощупь медленно вытащил аккумулятор, чтобы зря не сажать его, и снова пристроил аппарат на угол скобы. Сделал он все это совершенно автоматически, только вот руки дрожали от нервного перенапряжения. Он представил, что в таком состоянии запросто мог бы уронить телефон в воду, и тут же испуганно отшатнулся от места крепления скобы подальше, чтобы случайно не задеть его.
В груди было так больно, словно кто-то выпотрошил его до основания. Всему миру наплевать, что он умрет тут в самое ближайшее время. Шон наверняка порадовался, что одной заботой теперь меньше, можно пойти спать и забыть про давнего врага.
«Чтоб ты сдох, тварь! Да я руку должен пожать тому, кто засадил тебя туда!»
Теперь всего его колотила дрожь, он закрыл лицо руками и уткнулся лбом в стену, поворачиваясь спиной к темноте. Комок в горле мешал дышать, обида на Шона, на того, кто засадил его сюда, на весь мир, разрывала грудь. Стив всхлипнул, тут же поразившись тому, что это он издал этот полный отчаяния звук. Он даже не сразу понял, что плачет, но жалость к себе была такой сильной, что остановиться он уже не мог, только закрывал лицо руками, как будто прятался от кого-то. Это было слабостью, признанием собственного поражения, но ему было плевать, потому что еще никогда в жизни ему не было так страшно и так обидно. Безысходность буквально накрыла с головой, слезы душили его, но он никак не мог успокоиться.
За что? Шон, скотина ты бездушная, за что?!

Стив не знал, сколько он простоял так, и даже не заметил, когда слезы перешли в слабые всхлипывания, а потом и вовсе сошли на нет. В голове было совершенно пусто, и только в груди больно царапало напоминанием, что нужно что-то делать, нужно спасать себя самому. Он подумал, что, наверное, мог бы попытаться набрать номер кого-нибудь другого, но не был уверен, все ли кнопки на телефоне теперь работают, и получится ли дозвониться хоть до кого-то. Остаться совсем без связи уже точно означало бы его смерть, и он все никак не мог решиться и рискнуть последней надеждой. Так что он просто стоял на месте, словно пытался слиться со стеной, дрожал и ждал чего-то.
Ночью температура опустилась еще на несколько градусов, и он во все еще сырой куртке мерз, как никогда в жизни. Зубы стучали, пальцы немели от холода, а еще он внезапно понял, что хочет писать. Такое неожиданное, совершенно обыденное желание удивило его, как будто он забыл, что у его организма еще могут быть такие банальные потребности. Выбора особого у него не было, только отлить в ту же самую воду, в которой он стоял, и мысль об этом почему-то вдруг остро хлестнула по самолюбию. Это было совершенной ерундой по сравнению с тем, что ему, вероятно, предстояло умереть в этой самой воде, но было так обидно, что даже такой человеческой малости он лишен.
Онемевшие скованные руки плохо слушались, молнию на ширинке заклинило, и он еле слышно ругался сквозь зубы, проклиная и наручники, и онемевшие пальцы, и заевшую молнию, и Шона… гореть ему в аду…
Он постарался отлить как можно быстрее, искренне надеясь, что не заразится ничем в этой грязной воде, и никакой паразит не заберется через уретру в его мочевой пузырь. Член в его руке был пугающе холодным, даже по сравнению с закоченевшими пальцами, и хуже всего было то, что ниже пояса Стив почти ничего не чувствовал. Он сгреб в ладони свои гениталии, совершенно ледяные, вялые, сжавшиеся, понимая, что так их, конечно, все равно не согреть, но не представляя, что еще можно сделать. Почему-то вдруг стало обидно, что если его спасут, то наверняка окажется, что он отморозил себе что-нибудь, или что останется теперь импотентом.
Он представил, что подумали бы спасатели, найди они его сейчас, в этой идиотской позе, с обеими руками в штанах… едва начавшийся нервный смех оборвался так же внезапно, как и начался. Он был бы совсем не против, если бы кто-нибудь нашел его сейчас. Пусть даже в этой идиотской позе, с засунутыми в ширинку руками…
Стив закрыл глаза, снова отворачиваясь к стене, пытаясь хоть на минуту заставить себя забыть о давящей со всех сторон темноте. Руки он так и не убрал, чувствуя, как в паху все хоть самую малость отогревается, так что он просто стоял так, задумавшись, чем же сейчас занимается Шон. Раз он в загородном доме, то наверняка затопил камин и сидит сейчас в тепле и уюте, с бутылкой пива, поджидая своих друзей. Он не знал, как отреагировал бы Шон, позвони он ему сейчас. Может, вообще не взял бы трубку, может, посмеялся бы над ним, а может, заставил бы унижаться, умолять… самым страшным было то, что он действительно был готов умолять его… да что там, он бы и на колени перед ним встал, только бы он согласился помочь.

URL
2012-11-01 в 16:11 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Нужно было позвонить, он прекрасно понимал это, потому что сейчас это было единственным шансом на спасение, но почему-то он никак не мог собраться с силами и взять в руки телефон. Собственно, сил не было вообще ни на что. После неожиданной истерики накатило опустошающее отчаяние, непомерная усталость буквально физически давила на плечи, хотя он не понимал, почему так быстро не осталось сил. Не первый раз в жизни ему приходилось не спать всю ночь, но сейчас, видимо, сказалась не только усталость, но и переохлаждение, удар по голове, эмоциональный стресс… Он так устал, что хотелось закрыть глаза хоть ненадолго, просто отдохнуть, поспать немного. Кое-где под водой лежали довольно крупные камни, так что он прикинул, если сядет на один из них, то вода будет доходить ему до шеи, и он вполне сможет посидеть так, расслабиться. Он понимал, что делать этого нельзя, что в холодной воде он окончательно замерзнет, но пока еще никак не мог решить, что сильнее: холод или усталость. Где-то в глубине души он понимал, что в тот момент, когда усталость все-таки победит, жить ему останется совсем немного.
Вокруг было так темно, что он даже не заметил, что стоит с закрытыми глазами, всем телом привалившись к стене, и просто убаюкивает себя своими мыслями. В этой вязкой обволакивающей тишине время не ощущалось совершенно, и он не знал, прошло ли уже полчаса, или же скоро рассвет. Даже понимая, что это не имеет никакого значения, он все равно с нетерпением ожидал его, почему-то уверенный, что в свете дня все будет казаться не таким безысходным, и, может быть, появится какой-нибудь новый шанс…
Поняв, что больше эту неизвестность он просто не вынесет, он застегнул ширинку и на ощупь двинулся к тому месту, где оставил телефон. Сейчас он чувствовал себя таким раздавленным, словно в нем ничего не осталось от того свободного жизнерадостного молодого человека, каким он был… когда? Неужели всего сутки тому назад? Нужно было собраться и сделать все, что он еще мог для собственного спасения, даже если это означало, что придется умолять Шона. Руки у него так закоченели, что он не сразу почувствовал под пальцами холодный металл ржавой скобы, наткнувшись на нее так неожиданно, что неустойчиво закрепленный на углу телефон соскользнул с импровизированной полки.
- Нет!! – автоматически заорал он, неловко взмахивая руками, перехватывая падающий аппарат, чувствуя, как сердце заходится от страха. В какое-то страшное бесконечно долгое мгновенье ему казалось, что для него все кончено. Что сейчас телефон утонет окончательно, и он будет нырять в этой темноте до тех пор, пока силы не закончатся, или пока он не замерзнет насмерть.
Когда он понял, что ему все-таки удалось спасти телефон, он чуть не рухнул на колени, чувствуя, как подкашиваются от облегчения ноги. Слишком много стрессов за такой короткий срок, и оставалось только надеяться, что сердце у него выдержит.
Стив так вцепился в телефон, что от усилий даже пальцы свело. Теперь он знал, что ни за что больше не решится выпустить его из рук. Он шумно выдохнул, успокаиваясь, пытаясь заставить пальцы разжаться и не так сильно дрожать. Нужно было еще нащупать аккумулятор и позвонить, наконец, Шону.

tbc

URL
2012-11-01 в 16:24 

Миррор
у каждого на пути свои океаны. Чтобы пересечь их нужна отвага. Это безрассудство? Может быть. Но разве можно уместить мечты в рамки?.. (с)
О божеобожеобоже, Асцелла, мой любимый автор по жести с давних пор! :heart:
Начало просто напряженный мозговынос.
Читала, замирая над каждой строчкой. :squeeze::red:

2012-11-01 в 17:47 

Спасибо большое.

2012-11-01 в 18:50 

Аелэт
Неправильно говорить "Жаба душит". Надо говорить "амфибиотропная асфиксия"
Ура) Утешение удалось на славу!

2012-11-01 в 19:49 

nabludatel
наблюдая за чужой игрой, я еле сдерживаю улыбку...Как все предсказуемо!
О, новый фик, вот здорово! И начало сразу же захватило. Спасибо, буду ждать продолжения.

2012-11-01 в 21:52 

Elena_nora
Моя предупредительная подпись бессильна....
"епт"... как всегда))

2012-11-01 в 22:47 

EdelTina
Иногда, какими-то странными путями, в жизни все налаживается само собой...
C нетерпением жду, что будет дальше!

2012-11-02 в 00:23 

С возвращением!!!

2012-11-02 в 03:11 

Lynne Sagrill
и я жду) очень-очень))

2012-11-03 в 19:09 

Алисса А2
Для меня выкладывание новой вещи - всегда праздник! Торжественное открытие новой двери в еще один новый мир моего Автора) Так что - с праздником! :)

Блинннн, ну обожаю Шона! С первых же его фраз! Вот сразу же чувствуется один из моих любимых типажей! Хамло такое восхитительное, кроет Стива нещадно, а сам при этом в ночи среди леса машину уже собирает... мчаться спасать типа, с которым его связывает лютая вражда и, похоже, не одна рукопашная в юности ))
*выразительно намекает* Я надеюсь, что сердца большинства присутствующих окажутся на стороне оказавшегося в такой ж.... Стива... и я смогу беспрепятственно любить Шона... да, я собственник )

Диалоги между ними - потрясающие!!! Искрят и бьют током!
- Спутниковый? – насмешливо фыркнул Шон, всем своим тоном выражая глубочайшее презрение и к Стиву, и к его телефону.
или:
- Хватит орать, истеричка, - спокойно отозвался Шон
и это:
Его канадский говор не так уж сильно отличался от стандартного английского, но Шона, видимо, раздражало в нем абсолютно все.
ну да, ну да... )
вот только один вопрос в самом деле:
И какого черта он вообще хранил его номер? ;) Да, Стив, какого?

Перечитываю их обмен любезностями по несколько раз - и наслаждаюсь! Несмотря на капец какой трагизм ситуации.
Но наверное, это действительно то, что Стиву сейчас надо, чтобы хоть как-то поддерживать его в тонусе.
Потому что после того, как Шон финально психанул - сердце за Стива просто кровью обливалось. Вот просто сразу надломился человек ((( Как он вытаскивал акум из сразу "ставшего таким ненужным" телефона - сцена, сотрясшая даже мои бесчувственные фибры. А как он тихонько плакал потом... всхлипывал... :( это еще пронзительнее, чем все его предыдущие истерики! ((

Ну давай же, звони скорей Шону!! Он там уже наверное тоже башку себе о радиатор разбил!
Сошлись два психа, называется...)))
Битва титанов: между все тем же пофигистичным раздолбаем, который потом первым же плюнет на его могилу и редкостным ублюдком, каким ты был в колледже :) Ну разве они не чудо как хороши??

P.S. Я бы, наверное, на этой стадии уже утонула... я бы столько на ногах не выстояла! (((( Только думаю об этом - и уже позвоночник ломит. Китайская пытка.

2012-11-06 в 00:37 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Миррор, мой любимый автор по жести с давних пор! :shuffle2: пррррриятно... Спасибо!

1чирик1, благодпрю)

Аелэт, я рада, что понравилось))

nabludatel, спасибо! Надеюсь, последующие части также будут держать в напряжении.

Elena_nora, :-D держись и запасайся валерьянкой))
очень хотелось бы и мне узнать, кто ж так шутить любит оригинально)) может что-то не то откопал при раскопках?):nnn: не-не, не скажу! Читать же неинтересно будет.
А телефон пришлось оставить, чтобы хоть какая-то связь с внешним миром осталась, а то был бы не только рассказ в одном помещении, но еще и с одним человеком. Мне, как слэшеру, это не подходит))
Спасибо за отзыв. Продка сейчас будет.

EdelTina, дальше будет не легче ;)

Adr., спасибо)

Sihir Linney, скоро все будет. Спасибо!

Алисса А2, ну, мать, ты как всегда... не мелочишься))) Пришла так пришла))

моего Автора – ишь ты, монополизировала меня уже ;)

Я вот не сомневалась даже, что тебе больше Шон понравится. Этакая сволочь, которая и обхамит и пошлет куда подальше, но сам побросает все дела и ломанется помогать.
в ночи среди леса машину уже собирает... мчаться спасать типа, с которым его связывает лютая вражда и, похоже, не одна рукопашная в юности )) – да-да, вражда была нешуточная, и крови они друг у друга успели выпить немало. Об этом – в ближайших же продах.

наверное, это действительно то, что Стиву сейчас надо, чтобы хоть как-то поддерживать его в тонусе – ну жалеть его сейчас точно нельзя, а то раскиснет и держаться уже не сможет. Его надо стимулировать, так что ему все-таки повезло, что попал он именно на Шона. Пусть тот его поддерживает на плаву хотя бы так, хамством и подколками.

вот только один вопрос в самом деле:
И какого черта он вообще хранил его номер? Да, Стив, какого?
– наверное все ждал шанса сказать ему, как же он его ненавидит :angel2:

Я бы, наверное, на этой стадии уже утонула... я бы столько на ногах не выстояла! (((( Только думаю об этом - и уже позвоночник ломит. Китайская пытка. – вот лично для меня ситуация тоже максимально стремная. Холод, постоянная нагрузка на спину, руки, когда нет возможности размяться, присесть, отдохнуть, расслабить плечи… бррр. Да, автор хоть и злой, но герою искренне сочувствует.

URL
2012-11-06 в 00:42 

Elena_nora
Моя предупредительная подпись бессильна....
Продка сейчас будет.
*положила перед собой шоколадку, пачку сигарет.. ждю...*

2012-11-06 в 00:43 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Еще раз большое спасибо всем, кто читает и отписывается. Мне очень приятно, что вам нравится!!!
И, всем, кто ждет - продолжение!

***

Телефон по-прежнему работал, хотя ему так не хотелось сейчас делать этот звонок, что где-то в глубине души Стив даже надеялся, тот сломался окончательно, и он будет избавлен от лицезрения крушения последних надежд.
Но Шон ответил ему после первого же звонка.
- Стив! – рявкнул он так эмоционально, что пришлось даже слегка убрать трубку от уха. – Черт, я думал, ты уже не позвонишь!
От его голоса, такого бодрого, такого живого, Стив вдруг почувствовал себя совсем жалким и беспомощным. Комок в горле снова мешал говорить, но нужно было срочно произнести то, что он должен был, пока решимость не покинула его.
- Я не хочу умирать, - тихо произнес он. – Я знаю, ты ненавидишь меня, но я не виноват, что из сотни номеров в моем телефоне почему-то выпал именно твой. Думаешь, я в восторге от того, что моя жизнь зависит от человека, которому плевать, сдохну я в этой дыре или нет? Я… - голос его дрогнул, - мне больше некого просить. Пожалуйста, я умоляю тебя, съезди в полицию!
Шон что-то говорил ему, в чем-то горячо убеждал, но Стив заставил себя сосредоточиться на своих собственных словах, понимая, что если не скажет все сейчас, то второго шанса у него уже не будет.
- Я прошу тебя, съезди, убедись, что они действительно ищут меня… - силы окончательно покинули его, отчаяние вырвалось из горла задушенным всхлипом. – У меня есть небольшие сбережения… и квартира. Я продам ее и машину, получится приличная сумма. Я отдам тебе все, что у меня есть, только помоги мне…
Он больше не мог ничего сказать, легкие сдавило спазмом, и все силы сосредоточились на том, чтобы только не разреветься сейчас перед Шоном.
Через забивший уши гул крови он, словно откуда-то издалека, вдруг услышал его отчаянный злой голос.
- Я уже еду к ним, Льюис, черт бы тебя побрал! Ты слышишь меня, я еду в полицию, я уже в пути!
- Едешь? - информация воспринималась с трудом, уставший мозг выдавал реакции заторможено.
- Уже час как еду. Пожалуйста, успокойся, - он говорил громко, отчетливо и торопливо, словно боялся, что Стив сейчас снова пропадет или впадет в истерику. - Слушай, я знаю, это было подло и низко, и... прости меня. Я не имел никакого права так с тобой поступить, как бы ни разозлился. Стив?... - насторожился он, не слыша ни звука в ответ.
Так хотелось поверить в то, что это правда, что шанс еще не потерян, что его будут искать и не всем плевать на него...
- Ты правда едешь в полицию? - он невольно шмыгнул носом, чувствуя себя совершенно расклеившимся. После настолько сильных волнений, полностью измотавших его, известие о том, что Шон его не бросил, буквально окрыляло.
- Да! Починил машину и сразу поехал. - Шон помолчал несколько секунд, словно подбирая слова. - Льюис, ты плачешь что ли?
Сказано это было без сарказма или издевки в голосе, скорее даже как-то испуганно, будто Шона действительно могло волновать, что он довел его до такого состояния. Стив молчал, крепко вцепившись обеими руками в телефон.
- Прости меня, - еле слышно повторил Шон. - Я не желаю тебе смерти... просто ляпнул сгоряча. Стив? Пожалуйста, прости. Я не хотел чтобы так… просто забыл, что не могу тебе перезвонить.
Неожиданно, несмотря на весь ужас ситуации, на нависшую над головой угрозу скорой смерти, несмотря на холод и усталость, Стив вдруг почувствовал какое-то щекочущее тепло внутри. Шону не наплевать на него, он не желает ему смерти, он едет за помощью, а за свой поступок он и так уже наказан.
- Да ладно, - выдохнул он, сумев даже вяло улыбнуться, - Я вполне это заслужил. Веду себя как последняя сука.
- Не заслужил… но да, ты сука, Льюис, - с облегчением засмеялся Шон. – Слушай, - он вдруг посерьезнел, - все хотел спросить, у тебя там аккумулятора-то надолго хватит?
- Думаю да. Я перед выходом из дома полностью зарядил его. И когда я не разговариваю по телефону, я вытаскиваю аккумулятор, чтобы зря не разряжался. Только… можешь сказать, сколько сейчас времени?
Шон ответил ему коротким недоуменным молчанием, по-видимому, пытаясь примерить эту ситуацию на себя.
- Ты там в полной темноте? Сейчас почти три часа.
- Ого… - Стив не знал, радоваться этой ситуации или нет. С одной стороны, истерил он тут довольно долго, но с другой стороны, это означало, что до утра осталось не так уж и далеко. – А ты во сколько планируешь в полицию доехать?
- Не знаю точно, я первый раз этой дорогой еду. Ты лучше не думай о времени…
- А о чем мне еще думать?! – Стив почувствовал, что снова начинает заводиться. – И вообще, ты говорил, полиции нужны мои данные! Нужно же позвонить, сообщить.
- Не нужно. Я уже с ними общался, они и так на месте не сидят. Уже нашли твою брошенную машину в гараже. Никаких следов нападения…кто бы это ни сделал, он явно знал, какие части гаража не просматриваются камерами.
- Да уж, кто-то основательно подготовился, - сказал Стив скорее самому себе.
- Еще они просили узнать у тебя… - Шон замялся на секунду, подбирая слова, - есть ли у тебя недоброжелатели, враги? Кто мог желать тебе смерти?
- Думаешь, я не ломал себе голову над этим? Я действительно понятия не имею. Можешь стебаться надо мной сколько угодно, но у меня нет врагов. Меня все любят, я со всеми дружу!
- Ладно-ладно, не заводись, мистер популярность, я ни на что не намекаю. Нет так нет.
Стив ждал, что он еще что-нибудь скажет, но Шон молчал, то ли задумавшись над чем-то, то ли сосредоточившись на дороге. Но даже в тишине стоять так было спокойней, зная, что он рядом.
- Льюис? – осторожный тихий голос Шона вывел его из накатывающей дремы.
- Да-да, я тут.
- Ты там вообще как? Протянешь еще?
- А у меня есть выбор?
- Не особо, - невесело усмехнулся Шон. – Расскажи, что за колодец.
Рассказывать не хотелось. Не хотелось вообще ворочать языком: просто дремать молча у стенки было куда приятней.
- Просто колодец, - вяло отозвался он. – Каменный мешок. Круглый, глубокий. Стены слишком ровные, даже зацепиться не за что.
- Ты говорил, ты там в воде стоишь. Глубоко?
- Не очень, где-то по пояс. Но холодно, - осторожно пожаловался он. Не услышав подколок в ответ, уже смелее продолжил: – Отморозил себе все, что можно, да еще и когда я падал, куртка намокла…
- Ну так сними, все равно от нее сейчас теплее не станет.
- И ты еще что-то говорил про мои умственные способности! На мне наручники, я не могу куртку снять!
- Оу, точно… так тебе там и присесть отдохнуть некуда?
- Ты, блядь, слушаешь меня вообще?! Даже если я найду куда сесть, мне вода по шею будет!
- Кончай истерить уже, - рявкнул Шон. – Какая тебе разница, ты и так уже мокрый.
- Вода холоднее, чем воздух, - фраза эта получилась жалобнее, чем он предполагал. – Если я сяду, я вообще замерзну! Ты закончишь уже задавать свои идиотские вопросы?!
- Опять сучишься? – без энтузиазма огрызнулся Шон.
Стив вздохнул тяжело, понимая, что, наверное, нет. Просто огрызается от безысходности.
- Мне сейчас придется повесить трубку, - ошарашил его Шон неожиданным известием.
Стив встрепенулся, чувствуя, как отчаянно забилось сердце. Он не мог сейчас прекратить разговор. Просто не мог снова остаться тут в одиночестве, темноте и тишине.
- Нет! Зачем?!
- Я серьезно, Стив, мне нужно позвонить. Но это не займет много времени…
- Ты издеваешься надо мной? – бессильно выдохнул он. – Нравится смотреть, как я унижаюсь, умоляю тебя не бросать меня?
- Льюис, прекрати! Я не шучу, мне нужно сделать этот звонок. Это важно, и это касается тебя же! Я тебя не бросаю, я просто переговорю кое с кем, и через десять минут буду ждать твоего звонка.
- Я не хочу…
- Не капризничай, - Шон тяжело вздохнул в трубку. – Ну же, Стив, давай, всего десять минут.
- Я… у меня нет часов, я не знаю, когда пройдет десять минут.
- Да ничего, это примерно. Если позвонишь раньше, я прерву разговор и отвечу тебе. Обязательно отвечу. Хорошо?
Ничего хорошего. Не бросай меня, сволочь!
- Стив? – не дождавшись ответа, переспросил Шон.
- Да иди уже, - отозвался он, крепче сжимая трубку пальцами.
- Десять минут, - напомнил Шон, и он снова остался один.

***

URL
2012-11-06 в 00:44 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

Сейчас он даже не мог с уверенностью сказать сказать, с чего вообще родилась их вражда, но зато точно знал, кто ее начал. Они не были близко знакомы с Шоном, просто пару раз обменивались лекциями или пересекались на совместных вечеринках, поэтому для Стива стало полнейшей неожиданностью то, что произошло дальше.
На презентацию новой обучающей компьютерной программы согнали три параллельных группы, где все семьдесят человек, включая половину преподавательского состава, должны были бездарно потратить полтора часа своего времени за просмотром на большом экране всех достоинств новой программы. И группа Стива, и та, в которой обучался Шон, тоже были тут. В какой-то момент Стив перехватил его пугающе недобрый взгляд с какой-то хищной усмешкой, но в следующий же момент уже и думать об этом забыл, потому что презентация для всех присутствующих оказалась далеко не такой скучной, как предполагалось.
На огромном, во всю стену, экране, вместо ожидаемого изображения вдруг появилась фотография, очень четко, во всех подробностях запечатлевшая полуголого Стива, самозабвенно целующегося с Чарли Левинсоном, его соседом на лекциях по зарубежной литературе.
После секундного замешательства зал буквально взорвался криками и свистом, особенно когда первый кадр сменился следующим, где Стив уже лежал на кровати, а нависший над ним Чарли запустил руку ему в трусы.
Он прекрасно помнил тот вечер, две недели назад, на вечеринке по случаю сдачи экзамена. Он тогда явно выпил лишнего, и когда Чарли зажал его в углу у ванной комнаты, жадно забираясь уверенными руками ему под футболку, жарко и требовательно целуя его, крышу ему унесло моментально, и он с готовностью ответил. Они вломились в ближайшую свободную комнату, и Стив прекрасно помнил, что даже если в коридоре кто-то и мог их сфотографировать, то в комнате они уж точно были одни. Судя по всему, снимали их от окна, а учитывая то, что находились они на первом этаже, сделать это мог любой проходящий мимо.
Стив к тому моменту и сам не разобрался в своей тяге к парням, он и целовался-то с Чарли до этого всего пару раз, да и тогда они ни до чего серьезного так и не дошли. Нацеловались до одурения, подрочили друг другу... так что он уж точно не собирался заявлять о своей гомосексуальности, да еще и таким способом.
Смешного во всей этой истории было мало, взбудоражился весь колледж. И хотя наиболее близкие его приятели в большинстве своем восприняли такую новость с шутливым стоицизмом истинных друзей, ему с этого момента пришлось узнать, что и гомофобов в его родном колледже тоже хватает. Вдобавок ко всему, он же еще и получил выговор, и родителей вызвали в деканат.
Мать с отцом тогда еще жили вместе, и отца сообщение о «ненормальности» сына, да еще и подкрепленное такими фотографиями, буквально вызверило. Попытка поговорить по душам дома привела к полномасштабной ссоре, в результате которой Льюис-старший так врезал ему, что здоровенный синяк в пол-лица не сходил потом еще почти две недели. Но тут уже вмешалась мать, как всегда куда более понимающая и рассудительная, и дальнейшего рукоприкладства удалось избежать.
Как ни странно, долго гадать, кто же все-таки сделал эти снимки и устроил такую подлянку, долго не пришлось. На следующий день Шон невинно поинтересовался у Стива, понравилась ли ему его гениальная шутка, и более откровенного объявления войны просто и быть не могло.
Так что Стив понимал, что хотя многими своими поступками за последующие годы учебы он точно гордиться не будет, совесть его все равно будет чиста, потому что не он первый начал это.

Совершенно убаюканный воспоминаниями, он не заметил, как начал засыпать. Никогда не предполагал, что вообще возможно спать стоя, но глаза у него закрывались, и он незаметно опускался ниже, сползая по стене. Встрепенувшись, он удивился, что у него заняло какое-то время вспомнить, где он и что ему нужно сделать. Позвонить Шону. Человеку, который его ненавидит и который, возможно, будет последним, с кем он успеет пообщаться в этой жизни. Он подумал, что нужно бы спросить у него, какого черта он вообще тогда начал эту вражду.
Окончательно проснувшись, он сообразил, что наверняка прошло уже гораздо больше десяти минут и можно звонить.
Он облизнул пересохшие губы и впервые осознал, что хочет пить. За слишком дерьмовым общим самочувствием он совершенно забыл насущные нужды. Хотя есть действительно не хотелось, да и в воде недостатка уж точно не было. Он досадливо поморщился, подумав, какого черта он не догадался попить до того, как пришлось сюда мочиться. Только вот выбора особо не оставалось, он не собирался добавлять еще и мучения от жажды в список своих проблем, так что, не став терзать себя пустыми сомнениями, он наклонился, чтобы зачерпнуть немного воды. И тут же, коротко заорав, схватился руками за стену, чтобы не упасть. Спину вдоль позвоночника полоснуло такой острой обжигающей вспышкой боли, что даже слезы на глаза навернулись.
Медленно, осторожно, боясь сделать лишнее движение, Стив выпрямился, со стоном опираясь плечом о стену. Больше наклоняться не хотелось. Он стоял тихонько, не шевелясь, выжидая, пока боль утихнет, но хотя самый острый приступ уже и прошел, намного лучше все равно не стало. Как будто мало ему было проблем, что еще и собственный организм спешил напомнить, что времени у него остается все меньше.


Шон ответил сразу же, и это как-то приятно успокаивало: знать, что чем бы он там ни был занят, его звонок он все равно не пропустит.
- Стив, у тебя там с телефоном что-то? - осторожно поинтересовался он.
- Нет пока, работает вроде... а что?
- Ну, ты так паниковал, что на десять минут один останешься, а прошел уже почти час.
- Я, похоже, задремал, - Стив сам удивился этой информации. Со временем здесь творилось что-то странное. То оно зависало, растягивая каждую минуту на совершенно немыслимую бесконечность, то просто проваливалось в какие-то дыры, перескакивая с одного часа на другой.
- Это хреново, потому что спать тебе нельзя...
- Какое ценное наблюдение! - едко огрызнулся Стив. - Где мне тут спать, под водой что ли?!
- Льюис, кончай уже истерить. У меня терпение не резиновое.
Так хотелось сорваться в ответ, что пришлось прикусить губу, чтобы не ляпнуть сейчас лишнего. Стив понимал, что безысходность ситуации вкупе с болью и усталостью заставляют его сейчас вести себя так, но сдержаться было практически невозможно.
- Я разговаривал с врачом, - продолжил Шон, видимо, убедившись, что орать дальше Стив пока не намерен. - Он сказал, что от переохлаждения тебе будет хотеться спать, но нельзя.
- Да, я помню, что-то такое на медподготовке проходили... гипотермия первой степени. Так ты специально врачу звонил, чтобы насчет меня узнать?
- Да. Это мой знакомый. Правда, окулист… но он же в медицинском все равно учился, так что знает, что можно, а что нельзя.
- И что мне можно?
- Старайся побольше двигаться. Разгоняй кровь, шевели руками…
- У меня руки скованы, - поспешно встрял Стив. – И вообще, все так болит, что двигаться совсем не хочется.
- Знаю, - неожиданно серьезно ответил Шон. – Врач сказал, основная нагрузка придется на спину и, раз ты скован – на руки и плечи.
- Я заметил, - Стив уже даже не особо пытался бороться с раздражением. Слишком сильна была зависть к Шону, который сидел сейчас в тепле, в удобном мягком автомобильном кресле… Он едва не застонал, только представив себе это. – Боже, как же я хочу сесть. Просто сесть, откинуть голову… и чтобы было тепло…
- Перестань, - довольно резко оборвал его Шон. Как ни странно, его злобный тон оказывал стимулирующее действие на усталое сознание. – Это сейчас тебе ничем не поможет.
- А что поможет? У меня в позвоночник как будто спицы раскаленные вставили, я даже нагнуться попить не могу.
- Ой, пить тебе тоже не надо! Он сказал, неизвестно что там за вода. Отравишься – тогда вообще хана.
- Я уже понял, что мне хана! – не выдержал Стив. – Что-нибудь позитивное ты можешь мне сообщить?!
- Ну… - Шон явно задумался, и Стив ощутил себя еще поганее. Он размазня и нытик, постоянно жалуется… и кому? Человеку, который его столько лет ненавидел. – Утром я приеду в полицию, и они наверняка найдут способ вычислить, где ты. Так что продержись еще немного.
- Не очень-то позитивно, - выдохнул Стив. – Но… спасибо. За все, что делаешь для меня.
- Я помог бы любому человеку в такой ситуации, - холодно отозвался Шон, и ему нечего было на это ответить.

URL
2012-11-06 в 00:44 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
- Стив, не молчи. Ты когда замолкаешь, я начинаю думать, что у тебя или телефон сдох, или ты там заснул.
- Нет, я не сплю...
Это было почти неправдой, потому что он действительно засыпал. Теперь, когда не оставалось ничего другого, кроме как ждать, усталость навалилась на него с новой силой. Глаза закрывались сами собой, и бороться с этим было почти невозможно.
- Давай, расскажи мне что-нибудь, - преувеличенно бодро попросил Шон. - А то я тут тоже спать хочу, а я за рулем, и мне тоже нельзя. Еще врежусь во что-нибудь.
- Что тебе рассказать? - раздражение боролось с апатией, хотя в глубине души он понимал, что Шон просто ищет способ не дать ему уснуть. И раз уж тот так боролся за него, то можно было и попытаться сделать над собой усилие и помочь ему. - Я не знаю... хочешь, про свою работу расскажу?
- Хочу. Ты же в колледже античную культуру изучал?
- Да, - Стив искренне удивился. - Ты запомнил.
- Ну, ты тогда занимал довольно большую часть моей жизни.
Стив почувствовал, как губы невольно расплываются в довольной улыбке.
- Звучит как комплимент.
- Ой, вот только не надо со мной заигрывать, - неожиданно зло прервал его Шон. - Для приятелей своих это прибереги.
Стив несколько секунд переваривал услышанное.
- Каких еще приятелей?
- Мне-то откуда знать! Многочисленных, наверное.
Тон его стал непривычно отстраненным и холодным. Именно так он всегда разговаривал с ним все годы учебы. Нет, после объявления войны, потому что абсолютно точно: до этого они общались нормально.
- Какого черта, Эванс? - разозлился он. - Какое тебе вообще дело до моих приятелей?! - внезапная догадка так резко осенила его, что он задохнулся на полуслове. - Ах ты ублюдок... так в этом все дело?! Все из-за того, что мне нравятся парни?
Шон на его выпад неожиданно искренне расхохотался.
- Так ты даже не знаешь, из-за чего все началось?! Господи, Льюис, да ты еще большая скотина, чем я думал. Ты же, наверное, и Шерон не помнишь!
Стив покопался в памяти, без труда припомнив сестру Шона, всего на год младше, красивую, фигуристую, на которую он наверняка обратил бы тогда внимание, если бы не его начинающийся роман с Чарли.
- Я прекрасно знаю, из-за чего все началось! Из-за того, что ты, сука, подставил меня перед всем колледжем! И при чем тут твоя сестра вообще?
- Ты прекрасно знаешь при чем! Мне известно про вас с ней.
- Нет никакого «нас с ней», - Стиву начало казаться, что они говорят вообще на разных языках. – Я понятия не имею, что ты имеешь в виду!
- Я же сказал, я знаю про вас. Так что можешь закончить этот спектакль.
- Да объясни ты уже, в чем дело?!
- Не заткнешься – до утра будешь стоять в тишине.
Это было настолько подло, настолько неожиданно пугающе, что только сильнейшее потрясение удержало Стива от того, чтобы послать его куда подальше.

Из-за того, что оба они молчали и ни один из них не предпринимал попыток возобновить разговор, Стив в какой-то момент даже забыл, где он находится. Только пальцы рефлекторно крепко стискивали трубку – единственную связь с внешним миром.
В себя его привел звук собственного имени, произносимого кем-то вдалеке. Он никак не мог сообразить, откуда идет этот звук и кто это зовет его так настойчиво. Ему потребовалось слишком много времени, чтобы вспомнить, что в руках у него телефон, а руки в данный момент под воздействием усталости и силы тяжести опустились ниже. Самым поганым было то, что они сейчас были сплошным пульсирующим сгустком боли, и кроме этого он уже больше ничего не чувствовал, даже не ощутив, что пальцы уже коснулись воды. Испугаться по этому поводу уже не было сил, и он просто медленно поднес трубку к уху.
- Стив! Стив!! Чтоб тебя! Ответь мне! – надрывался Шон.
- Не ори, я и так слышу, - он закашлялся, чувствуя, как в легких защекотало после долгого молчания.
- Какого черта не отвечаешь? Что там с тобой?
- Телек посмотрел, собаку выгулял. Мой обычный вечер. Что тебе?
Шон молчал, как будто не решался произнести то, что собирался.
- Ты не слушай меня, - нерешительно начал он. – Я не повешу трубку. Это я так, со злости сказал. Просто… ты меня так выбешиваешь, просто придушить тебя иногда хочется! – На последней фразе от его спокойного тона не осталось и следа.
- Да в чем дело, Эванс? Ты можешь мне сказать, с чего ты вдруг меня так ненавидеть стал?!
- Иди ты к черту!!
- Да сам иди! – не выдержал Стив. – Мне жить осталось всего ничего! Я до утра, может, не дотяну уже, а ты не можешь мне рассказать, какого хрена ты на меня взъелся?!
После этих его слов Шон замолчал и молчал так долго, что Стив начал уже беспокоиться, не случилось ли что с телефоном. Правда, когда он заговорил, захотелось проверить, не случилось ли у него что с ушами.
- Ты мне с первого взгляда тогда так понравился, - негромко, как будто нехотя, заговорил он. – Каждый раз, когда мы пересекались, я все думал, как бы подкатить к тебе.
- Что?! – Стив в ужасе покачал головой, пытаясь осознать, не галлюцинация ли это от переутомления. Вихрем закружились воспоминания о том, что же было тогда, еще до их вражды. Общение, взгляды, случайные прикосновения… он не мог точно сказать, был ли в них тогда какой-то подтекст.
- Я не знал даже, нравятся ли тебе парни, - продолжил Шон. – Но на вечеринках, где мы пересекались, все ждал удобного случая… в общем, все это уже не важно, потому что потом я узнал про Шерон…
- Да что узнал-то? – от былого раздражения не осталось и следа. Информация была настолько сшибающей с ног, что он просто не знал, что тут можно ответить.
- Стив, ну хватит! Я знаю, что ты просто воспользовался ей…
- Что?! Я не спал с твоей сестрой! – Шон начал что-то возражать в ответ, и он поспешно перебил его. – Объясни толком, с чего ты это взял?
- Я знал, что она тогда на тебя запала… похоже, это у нас было семейное. В общем, мы с ней были на вечеринке… черт, я не помню, по какому поводу. Где-то в начале семестра. И я увидел, как она пошла в комнату, куда чуть раньше ушел ты. Я тогда простудился и вообще не хотел там больше оставаться… в общем, я ушел. Но она вернулась уже где-то через час, вся в слезах. Я пытался выяснить, что произошло, но она ничего толком не сказала. Пробормотала что-то насчет того, что ты животное, и как ты мог такое с ней сделать… потом заперлась в своей комнате, и больше мне ничего не удалось у нее узнать, но все и так предельно ясно.
У Стива закружилась голова. Он прижался лбом к прохладному бетону и обреченно выдохнул:
- Я не спал с твоей сестрой, Шон. Ты бы хоть разобрался…
- Да в чем тут разбираться?! Хорошо поразвлекся?
- Я не спал с ней! – заорал он. – Она бегала за мной с первого же дня в колледже, просто проходу не давала. А потом, на этой вечеринке вломилась в комнату, увидела, как я целуюсь с Чарли, и начала какие-то претензии предъявлять. Ну я и послал ее в мягкой форме, сказал, что ей все равно ничего не светит. Она заплакала и убежала, но я и подумать не мог, что все так обернется… Шон, я и пальцем ее не трогал! И никогда не давал ей повода думать, что между нами что-то может быть.
Шон снова молчал, долго, выматывающе.
- Ты врешь, - прошептал он.
- Зачем мне врать?
- Выгородить себя в моих глазах, - Шон произнес это как-то робко, словно и сам не верил в свои слова.
- Я не вру! – у него не было доводов в доказательство своей правоты, и он от досады пнул ногой стену. Онемевшая нога, конечно, совершенно не чувствовалась.
- Перезвони мне через пять минут, - решительно сказал Шон.
- Нет! Не надо! – Затуманенное паникой сознание уловило только информацию о том, что Шон хочет повесить трубку.
- Мне надо позвонить! – крикнул он совсем уж отчаянно. – Подождешь!

URL
2012-11-06 в 00:45 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Стиву даже спать пока не хотелось, слишком сильно он нервничал, отсчитывая про себя секунды. Он не знал, кому так срочно понадобилось звонить Шону, но догадывался, что именно сестре. Оставалось только надеяться, что она хоть немного поумнела с тех пор и расскажет ему всю правду.
Отсчитав ровно пять раз по шестьдесят, он снова позвонил Шону, но хотя гудки и прекратились, как будто трубку взяли, ответил тот ему гробовым молчанием.
- Шон? – осторожно позвал он. Ответа не последовало. – Шон? Шооооон… Шон-шон-шон-шон-шоншоншон… Не ответишь сейчас, начну ныть, как мне плохо, больно и страшно.
- Не надо ныть, - усмехнулся Шон. – Я звонил Шерон.
- Я догадался.
Стив ждал, что он скажет что-то еще, но Шон молчал, что, по-видимому, должно было означать, что сестра все-таки подтвердила, как все обстояло на самом деле.
- Ну что, так и будешь пыхтеть в трубку или скажешь что-нибудь?
- Я не знаю, что сказать… - Судя по голосу, он действительно был подавлен, и Стив ощутил прилив какого-то непривычного злорадства:
- Вполне подошло бы что-то типа: «Я был настоящим козлом. Прости меня за то, что я такой слепой идиот, и за то, что развязал войну, не потрудившись узнать, что ты ни в чем не виноват. И за то, что портил тебе жизнь на протяжении нескольких лет». Как-то так.
- Ты тоже портил мне жизнь все эти годы!
- Не я это начал!
- О, Боже… - устало вздохнул Шон. – Это нелепо, ведем себя как дети. Я так ненавидел тебя все это время, а оказывается, я просто ошибся…
- Да уж, лажанулся по полной.
- Нравится бить лежачего? Да, я виноват. Прости меня! Доволен?
- Ну… - Стив сделал вид, что задумался. – Ладно, сгодится. Так, значит, я тебе нравлюсь?
Он услышал, как Шон зарычал от досады. Но поскольку тот сам дал ему в руки такие козыри, отказываться от них Стив не собирался.
- Не нравишься, а нравился!
- А что, теперь уже нет? Юношеская влюбленность прошла? Я не трогал твою сестру, значит, можно меня больше не ненавидеть.
- Льюис, отвали! Не мешай мне вести машину.
- Ой, да ладно, ты сам просил говорить что-нибудь, чтобы не дать тебе уснуть за рулем. Так что, я тебе нравлюсь? Признайся же, нравлюсь? Представь, я помру к утру, и у тебя больше не будет шанса признаться…
- Да! – заорал Шон, окончательно сорвавшись. – Нравишься! Я все эти годы не мог определиться, чего мне больше хочется: убить тебя или трахнуть! Каждый раз, когда видел тебя с парнем, мечтал оказаться на его месте!
После такого ошарашивающего монолога тишина казалась просто оглушающей. Шон явно не собирался больше ничего говорить, а у Стива все слова застряли поперек горла.
- Ого… - выдохнул, наконец, он. – Ну, если тебя это утешит, я в колледже только с Чарли и встречался, да и то недолго. Потом с тобой воевал, не до того было.
- Потом воевал, - как эхо отозвался Шон.

- Не молчи, пожалуйста.
Стив встрепенулся при звуках его голоса. Наверное, если бы не было так больно, он бы уже вырубился от усталости. Вообще, стояние это все больше начинало походить на медленную жестокую пытку. И все труднее было удержаться от того, чтобы начать жаловаться.
- Я… не знаю… много времени прошло?
- Не очень. Просто я нервничать начинаю, когда ты долго молчишь.
- Устал просто очень, - честно признался Стив. – Ну вот, опять я ною, - фыркнул он. – Слушай, а что врач говорил? Мне сесть вообще можно?
- Черт. Тебя там совсем вырубает? Сознание теряешь? Он сказал, долго сидеть в воде не надо. Еще больше замерзнешь, и вообще уже не встать будет. Уснешь. Может лучше утром, когда хотя бы потеплее станет. Если ты вообще…
Он так внезапно запнулся на этих словах, что Стив, почти убаюканный его монологом, внезапно встрепенулся. Замерзший мозг еще не совсем отказал, и он пока еще был в состоянии понять, что не договорил Шон.
- Если я ЧТО?
- Ничего, успокойся, я просто ляпнул, не подумав.
- Не надо обращаться со мной как с умственно отсталым! Что врач сказал? Что я не доживу до утра?!
- Пожалуйста, Стив…
- Ответь мне! – Почему-то именно это казалось сейчас самым важным: знать, что сказал о нем какой-то незнакомый врач, находящийся за десятки километров от него.
- Да. – Шон был совершенно подавлен. – Он сказал, что вряд ли ты протянешь в таких условиях больше суток.
- Я не хочу умирать, - прошептал Стив, как будто бы это зависело от одного только его желания. – Я же пока еще жив. И я борюсь… черт… сейчас даже не так холодно. Ноет только все… и ног не чувствую.
Шон ничего не сказал, и его молчание было красноречивее любого ответа.
- Шон?
- Тебе не стало теплее, просто чувство холода притупилось, - жестко произнес он. Стив слышал, как тяжело он вздохнул, и впервые задумался, будет ли его смерть действительно потерей для Шона.
- Врач и об этом говорил? Что он еще сказал? Как я умру? Упаду замертво от усталости или просто буду замерзать, пока все органы не откажут?
- Не надо, перестань. Ты сам сказал, ты еще жив. Так что борись. А я сделаю все, чтобы помощь пришла как можно быстрее.
Стив едва слышал его слова. Помощь казалась уже чем-то далеким и мифическим. Если они не нашли его сразу, то могут и вовсе не найти. Или просто поиски затянутся на столько, что и смысла искать уже не будет. Несмотря на все желание побороться еще за свою жизнь, сил на это у него почти не осталось.
- Я не супермен. Я… вообще-то я слабый… и ты сам видишь, я все время ною.
- Ты не ноешь! – оборвал его Шон. – У меня после разговора с врачом вообще мурашки по коже, как представлю, насколько тебе там хреново. Так что ты пока отлично справляешься.
- Угу. Но ты все равно думаешь, что я не доживу до утра. – В нелепой попытке проверить, он поднял голову вверх, но небо пока светлеть и не думало, зато шею предупреждающе стрельнуло болью, предостерегая от резкого верчения головой. Простимулированное встряской сознание вдруг выдало неожиданную догадку: - Так ты поэтому так разоткровенничался?
- Что?
- Ну про колледж рассказал, про то, что я тебе нравлюсь… потому что тоже думаешь, что я до спасения уже не доживу.
- Да не слушай ты этих врачей, - судя по раздавшемуся глухому стуку, Шон ударил рукой по рулю. – У них всегда прогнозы самые мрачные. А ты в порядке, просто устал. Утром станет теплее, отогреешься немного…
Стив невольно фыркнул.
- Это ты меня сейчас утешать пытаешься? – Впрочем, улыбка сошла с лица так же быстро, как и появилась. – Вообще-то, не так уж он и неправ. Мне кажется, я тут больше не выдержу…
- Эй, вот только этого не надо. Давай упадничество отложим на потом. Пообещай мне, что пока не будет вестей из полиции, чтобы никаких мрачных мыслей.
- Я не зна…
- Все, ничего больше слышать не хочу! Расскажи лучше, что у тебя за собака дома?
- Собака? – Стив совершенно не успевал за неожиданно скакнувшей мыслью Шона. – Какая еще собака?
- Ну ты говорил: посмотреть телевизор, погулять с собакой – твой обычный вечер. Так что за собака-то?
- А… - Было так странно вспоминать о доме, и казалось, это было так давно. Как будто много месяцев тому назад он вышел из своей квартиры, стопроцентно уверенный в завтрашнем дне, здоровый, полный энтузиазма и сил, а теперь для него было непосильной задачей просто стоять на месте. Неужели это было всего сутки назад? – У меня брюссельский гриффон… Господи, он же ждать меня будет… думать, что я его бросил…
- А с кем он сейчас? - поспешно перебил его Шон, словно пытаясь отвлечь.
- С соседом. Но он вряд ли оставит его себе. Просто согласился присмотреть.
Эта мысль была действительно удручающей. И в данный момент она расстраивала почему-то даже больше, чем то, что он, скорее всего, умрет здесь, больше чем мысли о родителях и друзьях. Они хоть будут знать, что с ним случилось, а собаке ведь не объяснишь, почему хозяин так и не вернулся.
- Ничего, скоро вернешься к своему капустному. Что это за зверь-то такой, кстати?
- Ну… маленький, лохматый. Очень верный.
- Как зовут зверюгу?
- Ты будешь смеяться… - Стив прикрыл глаза, пытаясь вспомнить, какие советы врач дал Шону насчет него. Точно, нужно было двигаться, заставить себя шевелиться, разгонять кровь… только вот двигаться ну совершенно не хотелось. И отлепиться от стены значило шагнуть куда-то в темноту и неизвестность.
- Стив? – слегка встревожено позвал его Шон. – Ты здесь еще? Как собаку-то зовут?
- А, да… Пинок.
- Что?
- Пса зовут Пинок.
Наконец-то решившись, Стив повернулся спиной к стене, оттолкнулся и сделал шаг вперед. Безусловно, врач был прав, потому что от первого же шага его качнуло как пьяного, ноги совершенно не слушались, и мясо уже словно примерзло к костям. Ему казалось, что если он ударится сейчас о стену, то рассыплется как кусок льда.
- Ты назвал собаку Пинок?! Что он тебе сделал? – Стив слышал улыбку в его голосе, и вдруг так отчаянно захотелось увидеть, как он улыбается. Хотя бы еще один раз увидеть вживую, как он смеется.
- Нормальное имя, - огрызнулся он, медленно, словно парализованный, вышагивая от стены к стене. Чувствительность к ногам так и не вернулась, но двигался он уже слегка уверенней, и мышцы ожили хоть немного. – Его в приюте так назвали. У него на попе плешь, как будто отметина осталась о том, что его кто-то пинком из дома выгнал.
- Дефективный, - продолжил подкалывать Шон.
- Особенный!

tbc

URL
2012-11-06 в 00:45 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Elena_nora, ты прелесть))))

URL
2012-11-06 в 01:14 

Elena_nora
Моя предупредительная подпись бессильна....
:-D старая любовь... выплыла со дна колодца))
вот так и всю жизнь можешь прожить, не зная, за что тебя сосед ненавидит)) а оказывается чуйства у него были.. чуйства))
не хило так он над Стивом подшутил... оченно даже не хило...

что-то Шон едет далеко.. в соседний штат что ли? так и аккумулятор, блин, сядет...

дожить до рассвета (с)... нам... вместе со Стивом...

Асцелла, спасибо за продку. Безумно хочется дальше, но наглеть не будем)

2012-11-06 в 01:31 

Киллан Трегарт
Я и ранше с грЫматикой не дружыл, а типер савсем мрак. Мне стыдно, честное слово
Асцелла, спасибо за продолжение!

2012-11-06 в 22:20 

Алисса А2
Алисса А2, ну, мать, ты как всегда... не мелочишься))) Пришла так пришла))
*зловеще* А я сейчас и еще раз приду! масштабно, почти как армагеддон...
А то что это такое? никакой штабной дисциплины! Как продолжения - так все хотят, а как отозваться - так все по окопам!

Его надо стимулировать, так что ему все-таки повезло, что попал он именно на Шона
Да это да! Это бы какой правда был ужас, если бы ему сейчас в трубку истерично причитали: Бедненький, тебе наверное так холодно? ооо, это так ужасно! ты только не спи! ты точно не хочешь спать? а ты телефон крепко держишь? смотри не урони, это же все что у тебя осталось!...
Тут бы он уже и помер от жалости к себе.
А вот Шон свою задачу выполняет на все сто!
Ну кто еще рявкнет медленно умирающему человеку: Кончай истерить уже!
Кто скажет: Не заслужил… но да, ты сука, Льюис.
Кто еще извинится фразой: Просто… ты меня так выбешиваешь, просто придушить тебя иногда хочется!
Кто сумеет всего за несколько реплик вывести его из гипотермичного вялого оцепенения и довести до белого каления и ожесточенной матерщины?
Это он, это он... мой любимый Шон! ))
*погружается в нирвану. встрепенувшись, выбирается из нирваны*

При этом прошу учесть, что у Шона-то и самого шок огогошки какой! Причем еще до начала ночного часа откровений о былом.
Первый шок наступил в момент испуганного вопроса: Льюис, ты плачешь что ли? Он ведь еле к нему пробился в том разговоре, еле выдернул его обратно в реальность, когда Стив уже ушел в свое отчаяние... то, которое вырвалось из горла задушенным всхлипом... и умолял его, умолял, предлагал все свои сбережения, он бы на колени перед ним встал, если б мог.. ((((
Но даже такой испуганный, ошарашенный и расчувствовавшийся, Шон все равно не забывал держать Стива в тонусе и регулярно выбешивать! ))

А уж экскурс в прошлое... Да, Шон легко узнаваем )) Ревнивец и псих) Про рукопашные я наверняка не ошиблась! Дрались они, хотя бы пару раз! При таком-то накале страстей.. Их растаскивали, а они шипели и снова наскакивали друг на дружку!)))) ммм!..
А вот они сами заметили, интересно, какие признания сделали друг дружке?
Шон: Ну, ты тогда занимал довольно большую часть моей жизни.
Стив: Ну, если тебя это утешит, я в колледже только с Чарли и встречался, да и то недолго. Потом с тобой воевал, не до того было.
вот же два дурачка! ))

Да, и еще. Мне очень понравился Стив в момент просветления, когда он дожал-таки беднягу Шона и вырвал-таки у него признание! :) Как он разрезвился, такой обалденно-солнечный! Игривый и милый. Если это и приоткрылся настоящий Стив - тогда, конечно, понятно, почему Шон просто не мог в него не влюбиться!!!
Ой, да ладно, ты сам просил говорить что-нибудь, чтобы не дать тебе уснуть за рулем. Так что, я тебе нравлюсь? Признайся же, нравлюсь? Представь, я помру к утру, и у тебя больше не будет шанса признаться…

Вообще, эта сцена - просто бенефис Стива!
Шон? Шооооон… Шон-шон-шон-шон-шоншоншон… Не ответишь сейчас, начну ныть, как мне плохо, больно и страшно.
:)))))) *окончательно тонет в нирване*

И еще туда же, в мой Цитатник моего Автора! (монополизировала! ;) )
Не бросай меня, сволочь!
*это хорошо, что я из нирваны так и не выныривала...*


Elena_nora, :-D старая любовь... выплыла со дна колодца))
вот да!! у меня тоже с самого начала такие же ассоциации, какое-то старое изречение о том, что истина лежит на дне колодца!..)))

что-то Шон едет далеко.. в соседний штат что ли?
Конечно далеко! Это Америка, тудыть ее! ))) Лично мне, в свое время "Суперами" пришибленной, никакие расстояния в этой стране не удивительны. Видели мы там в отдельных сериях их национальные парки, к примеру...)))
Да и потом, когда за помирающего Стива грызешь кулаки - тут "долго" покажется, даже если б ему надо было три остановки на метро))

Пы. Сы. Кстати. Как же мне нравится эта неосознанная привычка Стива в самые эмоциональные моменты еще крепче вцепляться в трубку пальцами... такая сублимация Шона... (((((

2012-11-06 в 22:32 

Elena_nora
Моя предупредительная подпись бессильна....
Алисса А2, *это хорошо, что я из нирваны так и не выныривала...*

Raааааpe Meееее........... :lol:

я надеюсь, что в следующих частях Шон все таки доберется до отмерзших отмокших яик Стива и осуществит твою нашу мечту :-D ))

2012-11-06 в 22:46 

Алисса А2
Elena_nora, это была не та Нирвана!)))))))))
Хотя ... *одобрительно кивает* предложение дельное!
Rape Me - лучшее средство от гипотермии!!!

2012-11-06 в 23:20 

Elena_nora
Моя предупредительная подпись бессильна....
это была не та Нирвана!)))))))))
йа знаю)) но не могла не спошлить)) само выскочило))
скоро, Стив, скоро...

2012-11-07 в 14:26 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Я смотрю, тут такой ажиотаж вокруг яик гееспособности Стива развернулся…

Elena_nora, у тебя прямо чутье на проду)
вот так и всю жизнь можешь прожить, не зная, за что тебя сосед ненавидит)) а оказывается чуйства у него были.. чуйства))
Ну вот так вот долго и нелепо он свои желания сублимировал. Пошутил-то конечно очень зло… догадываюсь, что Стиву после этого на учебе стало ох как непросто. Но все-таки и его можно понять: тут и ревность и подавляемые в себе чувства и обида за сестру. Вот и пошутил…
Безумно хочется дальше, но наглеть не будем)
:shuffle:Да ничего-ничего, наглейте на здоровье)))) продка скоро будет.

Фальбалла, спасибо!!

Алисса А2,
А я сейчас и еще раз приду! масштабно, почти как армагеддон... – да рядом с тобой армагеддон – просто тьфу…

А то что это такое? никакой штабной дисциплины! Как продолжения - так все хотят, а как отозваться - так все по окопам!
*обиженно сопит* да-да, вот так всегда, воспользовались автором и бросили((

Мне твои отзывы читать наверное приятней чем читателям проду)))) *хватает за шкирку и вытаскивает из… хм… нирваны: повалялась – уступи другим*

Это бы какой правда был ужас, если бы ему сейчас в трубку истерично причитали: Бедненький, тебе наверное так холодно? ооо, это так ужасно! ты только не спи! ты точно не хочешь спать? а ты телефон крепко держишь? смотри не урони, это же все что у тебя осталось!...
Тут бы он уже и помер от жалости к себе.

Жалость, конечно, может дело и хорошее, но есть ситуации, в которых она просто топит. Человека, который со скалы вниз шагает, под ручку поддерживать совсем не нужно. Вот дозвонился бы Стив до какого-нибудь сердобольного родственника, так под его стенания и причитания до утра бы и не дожил. А так, то злится, то материться начинает – все-таки кровь по венам быстрее начинает бежать.
И да, у Шона и у самого шок. Как бы он ни стебался над Стивом, как бы ни старался вести себя как сволочь, это все-таки человек, к которому он неравнодушен. И его жизнь сейчас буквально у него в руках. Каково это, вот так вот слушать его, понимать, насколько он там напуган и беспомощен, и знать, что он там медленно и мучительно умрет, если помощь не придет в ближайшее время…

А уж экскурс в прошлое... Да, Шон легко узнаваем )) Ревнивец и псих) Про рукопашные я наверняка не ошиблась! Дрались они, хотя бы пару раз!
Ну я вот что-то не стала больше в прошлое углубляться, но подозреваю, времена учебы у них были весьма горячие. И подлянка эта была первая, но не последняя, и дрались они конечно так, что растаскивать приходилось. И как до них еще тогда не дошло, что искрит между ними не просто так?)) Хотя нет, до Шона-то все дошло…

Пы. Сы. Кстати. Как же мне нравится эта неосознанная привычка Стива в самые эмоциональные моменты еще крепче вцепляться в трубку пальцами... такая сублимация Шона... (((((
Представляешь, как он судорожно вцеплялся бы в Шона? Хватал бы его, крепко прижимая к себе со словами «Не бросай меня, сволочь!»))))

URL
2012-11-17 в 11:56 

GinGin Lolli
Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне(С)
Спасибо за интересный рассказ! Читаю с удовольствием.
Не оставляет мысль, что это Шон всё организовал)) Особенно телефон к этой мысли поводит - почему Стив не попытался позвонить набрать 911? Хотя бы попытаться, он достаточно разозлился и отчаялся для этого.

2012-11-17 в 15:19 

Алисса А2
Fanak,
Не оставляет мысль, что это Шон всё организовал))
да вы даже меня с моими извечными злодейскими замыслами и подозрениями переплюнули! :)))
Как представила, что все это время Шон преспокойненько сидит где-нибудь совсем рядом с колодцем, с радиоперехватчиком, ловит все звонки Стива и изображает деятельность...))))))))))
Мдяяяя, эту, финальную, месть он готовил долго, но выдержка пошла ей на пользу! :)

почему Стив не попытался позвонить набрать 911? Хотя бы попытаться
А вот тут прямо не уверена...
Не настолько он еще разозлился или отчаялся, чтобы рискнуть своей жизнью и сбросить единственный соединившийся вслепую номер на почти сдохшем телефоне - и начать тыкать кнопки заново.. типа: а вдруг получится?..
А вдруг - нихрена больше не получится? Никому и никуда?
и до Шона тогда точно второй раз уже не прозвониться.
Не, не знаю, я бы точно не рискнула! И Стив, мне кажется, тоже. В первую очередь он отчаянно, до одури хочет жить. И он этот телефон с голосом Шона будет сжимать до судорог в пальцах, до конца, как свой единственный шанс...

Хотя - вот придет Автор - Автор нас рассудит! ))

   

Приют Любимого Маньяка

главная