Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:50 

Оттолкнуться от дна - ЗАКОНЧЕН!

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
В качестве извинения за свое долгое отсутствие, вывешиваю новый оридж. Не ругайте меня за то, что предыдущий еще в процессе, потому что отмажусь сразу: этот уже закончен. Так что вывешен будет скоро и весь, по мере получения глав от беты.
Хотя это и слэш, но не высокорейтинговый, так что запись открытая. Надеюсь, вам понравится!

НАЗВАНИЕ: Оттолкнуться от дна
АВТОР: Асцелла
БЕТА: Алисса (она же Импала)
ЖАНРЫ: hurt/comfort
РАЗМЕР: миди
РЕЙТИНГ: PG-13 разве что за жестокие сцены
ОТ АВТОРА: Знаю, что у Хичкока была мечта: снять фильм, все действие которого происходит в одном помещении. Я, конечно, далеко не Хичкок, но мне вот давно хотелось написать фик, все действие которого происходит так же в ограниченном пространстве. А вообще я просто люблю забрасывать человека в сложные ситуации и смотреть, как он будет выбираться.
P.S. В одном все-таки не получилось, но я старалась)))
Спасибо Anna-Lusia за подробные, вдохновляющие медицинские консультации, а Саше за консультации о телефонах)))
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Немного жестко. Моральное и физическое издевательство над человеком.
РАЗМЕЩЕНИЕ: только с разрешения автора.
СТАТУС: закончен.
запись создана: 01.11.2012 в 16:05

@темы: фики, творчество, слэш, ориджиналы, Оттолкнуться от дна, hurt\comfort, PG-13

URL
Комментарии
2012-11-17 в 17:27 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Fanak, спасибо за прочтение и за отзыв!
Да, вопрос насчет того, почему Стив не стал пытаться звонить куда-то еще, довольно скользкий... Наверное я все-таки сужу по себе. И даже соглашусь с Алиссой (Господи, я с ней соглашаюсь! - конец света не за горами), ну как тут заставить себя отказаться от этой единственной связи с внешним миром. Я вот с телефонами по работе дело имею, и вооружившись знаниями о "купавшихся" аппаратах, скажу, что не факт, что ему вообще удалось бы куда-либо еще дозвониться. Закоротивший от воды телефон - вещь, живущая своей жизнью, так что еще чудо, что он хоть куда-то смог позвонить. Так что будем считать, Стива я оправдала))))))

URL
2012-11-17 в 18:04 

GinGin Lolli
Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне(С)
Асцелла, да нет, "обоснуй" вполне достаточный, к повествованию вообще претензий нет)) Просто вся обстановка намекает на то, что Стив каким-то образом может быть замешан. Это всего лишь ощущение, как при чтении герментичного детектива: подозреваемые - все, и дворецкий тоже))

читать дальше

2012-11-17 в 18:19 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Fanak, ну спойлерить уже смысла нет: я пришла с продой, в которой все более-менее разъясняется ;)

читать дальше

URL
2012-11-17 в 18:21 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
День 2.

Стив остановился у стены, в который уже раз изучая пальцами ее шершавую влажную поверхность. Держать телефон плечом было неудобно, и спина уже буквально разламывалась от боли, но он продолжил свои изыскания, подумав, что будь у него хоть какой-то альпинистский опыт и свободные руки, он мог бы попробовать…
- Шон, - Стив перебил его, даже не заметив, что совершенно выпал из разговора, - знаешь, мне кажется, я должен что-то попробовать…
- Что?
В голосе Шона проскальзывало напряженное недоумение, словно он ждал какого-то подвоха. Стив перехватил обеими руками телефон и слега прищурился, вглядываясь в стену. Сердце трепыхнулось в груди и тут же забилось быстрее, потому что теперь он был уверен, что не ошибается: в колодце определенно стало светлее. Самую малость и недостаточно для того, чтобы разглядеть что-то, но сплошная густая темнота уже распалась на неясные пятна, в которых вот-вот начали бы проступать очертания… Стив тут же сник. Очертания чего? Одной сплошной бетонной стены и недостижимого для него выхода над головой.
- Я хочу попробовать забраться по стене, - решительно выдохнул он.
- Ты же сказал, что тебе не выбраться.
- Я знаю! Я… просто должен что-нибудь сделать. Тут скобы в стене, но они заканчиваются слишком рано. Я… не знаю… может, смогу как-нибудь дотянуться, допрыгнуть. Ну в конце концов, что я теряю? Ты сам сказал, мне нужно двигаться, чтобы согреться.
- Это не я сказал, а врач, - автоматически поправил его Шон. – Ну я не знаю. Если ты уверен – попробуй.
- Я ни в чем не уверен.
Вот это было абсолютной правдой. И не только потому что он был почти убежден, что его идея потерпит фиаско, а потому что на это время нужно было снова остаться одному. Он озвучил свои страхи Шону:
- Только нужно что-то сделать с телефоном. Наверное, я положу его на скобу в противоположной стене, а трубку вешать не буду, мало ли что…
- Льюис, - перебил его Шон, - у тебя там вечный аккумулятор, что ли? Если решил лезть на стену – выключи пока телефон, я никуда не денусь. А то ведь сядет потом в самый неподходящий момент.
В глубине души Стив признавал справедливость его слов, но остаться одному почему-то казалось в данный момент самым страшным, что с ним может произойти.
- Стив, если решил попробовать – выключай телефон. Я обязательно отвечу, как только ты позвонишь.
- Ладно, - неохотно согласился он, однако руки почему-то не слушались и нажимать на кнопку отбоя категорически отказывались.
- О, Господи, ну не будь ты таким ребенком, - рявкнул, не выдержав, Шон и первым отключил телефон.
В первый момент Стив почувствовал себя обманутым, словно Шон снова бросил его, но проснувшийся здравый смысл напомнил ему, что никто его не заставлял проявлять самостоятельность, что он сам принял решение попробовать выбраться, и, в конце концов, у телефона действительно может сесть аккумулятор еще до того, как Шон доберется до полиции.
Привычными уже движениями он вытащил батарею и пристроил ее и телефон на скобу, после чего развернулся к противоположной стене. Теперь уже не оставалось сомнений в том, что приближался рассвет: в колодце светлело все стремительней, и над головой уже явно проступил кружок пока еще темного, но чистого неба.
Стив попробовал размяться, покрутил руками, разгоняя кровь, но то ли он замерз уже слишком сильно, то ли таких ограниченных движений было недостаточно, но ничего кроме усиления болезненный ощущений в спине и руках это не принесло. На его решение попробовать покорить стену это все равно не повлияло: так он, по крайней мере, будет знать, что сделал все, от него зависящее.
Он не ожидал, что это будет легко, потому что свое физическое состояние вполне мог оценить адекватно, но после пары ступеней понял, что ему такой подъем вообще не по силам. Из-за наручников он не мог перебирать руками равномерно, и приходилось перехватывать выше идущую скобу сразу обеими руками. От каждого следующего рывка казалось, что плечи сейчас буквально вырвет из суставов. Прекрасно понимая, что сил на вторую попытку у него точно не хватит, Стив вцеплялся пальцами в скобы так, словно от этого зависела его жизнь. Собственно, так оно и было.
В колодце стало уже совсем светло, он мог разглядеть ржавые потеки на бетонной стене там, где в нее были вбиты скобы. И даже там, где они раньше были, пока кто-то предусмотрительно не вытащил их. Стив не знал, отвалились ли они сами, или его похититель предварительно избавился от них, отрезая ему путь к спасению, но второе было более вероятным, потому что оставшиеся скобы его вес выдерживали с легкостью.
Если бы только были свободны руки…
Отсюда было очевидно, что зацепиться ни за что не получится: неровности в стене были таким незначительными, что не стоило и пытаться ухватиться за них. Он подумал, что единственный реальный вариант – добраться до самой верхней скобы и попробовать совершить героический рывок к краю колодца. Если ему повезет, если получится оттолкнуться достаточно сильно, если замерзшие скованные руки смогут ухватиться за край… этих «если» было столько, что становилось тошно от безысходности.
Стив в последний раз переступил ногами повыше и перехватил последнюю на его пути скобу. Выше подняться уже не получилось бы. Не так уж и далеко до края, но у него предательски дрожали ослабшие мышцы, да и ноги слишком онемели, чтобы нормально оттолкнуться. Он понимал, что просто ищет отговорки, чтобы не прыгать, так что пришлось мысленно обозвать себя тряпкой и напомнить, что сил с каждой секундой у него отнюдь не прибавляется.
Он поднял взгляд, прицеливаясь, старательно напряг мышцы и в последний момент подумал, как отреагирует Шон, если получится спастись самому. Стоило попытаться хотя бы ради того, чтобы увидеть, как он будет ворчать, что проделал такой путь зря. Невольно улыбнувшись, Стив оттолкнулся изо всех сил, вытягивая руки вверх.

URL
2012-11-17 в 18:22 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Еще до того, как коснуться пальцами края стены, он понял, что ничего не выйдет. Максимум, что он мог – допрыгнуть до самого верха и понять, как близка и недостижима свобода. Ему было не за что уцепиться, для этого нужно было не просто достать до края, но еще и прыгнуть с запасом. Руки соскользнули с бетонного края, и он, содрав кожу на кончиках пальцев, полетел обратно в колодец.
Это падение мало чем отличалось от предыдущего: он точно так же ушел с головой под воду, тут же от испуга и неожиданности наглотавшись ее, прежде чем вынырнул, совершенно ошалевший и дезориентированный. Он попытался встать на ноги, держась за стену, но она оказалась дальше, чем ему казалось, и руки ухватили лишь пустоту, когда он, споткнувшись, снова упал.
- Да что ж за дерьмо! – зло прохрипел он, выкашливая воду из легких.
Он все-таки добрел до стены и вцепился обеими руками в скобу, чтобы не рухнуть снова. Во рту теперь ощущался какой-то тяжелый, затхлый привкус, и Стив начал с остервенением отплевываться, вспомнив предупреждение врача о том, что пить эту воду не стоит.
После пережитого всплеска адреналина его сильно трясло, и радовало хотя бы то, что это заставит кровь немного разогнаться. Это было как нельзя более кстати, потому что он снова был мокрым с головы до ног. Стив посмотрел вверх, чувствуя, как в груди остро заныло от обиды и разочарования. Конечно, он с самого начало не особо надеялся на успех, но оказалось, где-то в глубине души все равно жила вера в этот шанс, и теперь было так больно лишиться его, когда свобода была так близко. Ему казалось, он даже успел увидеть что-то там, наверху. Какое-то здание… хотя оно вполне могло ему и показаться.
Он заставил себя отлепиться от стены, но вот руки снова отказались подчиняться, и окоченевшие пальцы мертвой хваткой сжимали скобу, будто он опасался упасть без нее. Несколько секунд Стив с удивлением разглядывал их, по одному отцепляя непослушные, словно чужие пальцы. Выглядели руки совсем плачевно: под наручниками кожа на запястьях покраснела, а местами и вовсе была содрана до крови. Поморщившись, он сдвинул наручники выше, задумчиво рассматривая их. Кто-то не поленился так заморочиться: нападение определенно было тщательно подготовленным, ведь нужно было заранее найти этот колодец, убедиться, что выбраться отсюда невозможно, заготовить наручники, изучить план парковки… Все это не имело смысла, потому что у него не было врагов, да еще и таких, которые могли бы желать ему смерти. Оставалось считать, что это либо ошибка, либо дело рук какого-нибудь очень продуманного маньяка. Ему не нужно было быть детективом, чтобы понять, что найти неизвестного человека в ограниченный срок гораздо сложнее, чем если бы это был кто-то из его знакомых.
Обреченно выдохнув, он прислонился спиной к стене, раздумывая, не присесть ли немного отдохнуть, раз уж он все равно мокрый. Минут десять он потратил на то, чтобы оторвать от футболки несколько длинных полос и обмотать ими пораненные запястья, не переставая мысленно взвешивать, что в его состоянии представляет большую опасность: упасть от усталости или окончательно замерзнуть, сидя в воде.
Как раз в тот момент, когда он готов был уже на что-то решиться, наверху послышался негромкий, но отчетливый шорох. Это было настолько нереальным, что он даже и не подумал удивиться или встревожиться. Просто посмотрел вверх, уверенный, что не увидит там ничего, ну или в крайнем случае – присевшую на край колодца птицу. К чему он точно не был готов, так это наткнуться взглядом на черный силуэт стоящего над ним человека.
Сердце испуганно трепыхнулось, моментально подскакивая к самому горлу, и он отшатнулся бы, если бы было куда. Он так хотел отсюда выбраться, так ждал спасения, а теперь, когда кто-то наконец нашел его, он не чувствовал ничего, кроме страха. Человек стоял над ним молча, не говорил, не делал ничего, и Стив точно так же молчал в ответ, слыша только загнанный стук собственного сердца. Он прижал руки к груди, словно пытался закрыться, и такая защитная реакция еще больше напугала его самого. Прежде чем он успел отругать самого себя за неконтролируемый приступ паники и сказать что-либо, человек заговорил с ним первым.
- А ты живучий, тварь, - совершенно спокойно, безэмоционально произнес он. Как будто сообщал, какая сегодня погода. – Я уж думал, если ты не утонешь, так хоть до утра не доживаешь.
Стив не мог пошевелиться, не мог вздохнуть, он смотрел на этого человека, понимая, что видит перед собой своего убийцу. Понимал, но все еще не мог поверить.
- Ты… почему ты это сделал? – выдохнул он.
Он до рези в глазах напрягал зрение, пытаясь разглядеть своего похитителя. Если бы солнце стояло сейчас в зените, то било бы ему прямо в лицо, и рассмотреть ничего точно не получилось бы, но хоть тут ему повезло, и мягкий свет раннего утра был сейчас идеальным освещением.
- Что же с тобой теперь делать? - всерьез размышлял человек над ним. Он присел на корточки, внимательно, оценивающе оглядывая колодец и самого Стива. – Сам все-таки сдохнешь или помочь?
- Послушай… я не знаю, почему ты это сделал, но это какая-то ошибка.
Стив старался говорить спокойно, понимая, что если у человека, совершившего такое, не все в порядке с психикой, нужно попробовать мягко и осторожно достучаться до него. И уж точно ему не поможет, если он начнет орать и биться в истерике.
- Никакой ошибки, Стивен Льюис. Именно ты отправишься в ад сегодня.
От звуков собственного имени, произнесенного таким ровным, словно приговор, тоном, кожа покрылась липким холодным потом. Он открыл рот, но что теперь сказать - он просто не знал. Значит, никакой ошибки. Кто-то действительно пытается убить его. Очень успешно пытается…
- Я даже не знаю тебя. Я ничего тебе не сделал! – Голос все-таки сорвался на последней фразе, и он почувствовал, как стремительно его покидает самообладание. Тем более что правдой это было лишь отчасти. Он знал этого человека. Сначала не был уверен, но присмотревшись внимательней, убедился, что точно уже видел его когда-то. Он не мог вспомнить ни его имени, ни где, когда и при каких обстоятельствах встречался с ним, но ошибки быть не могло: его лицо было ему знакомо.
Похититель поднялся на ноги, последний раз посмотрев на него, как на заразное насекомое.
- Я думал, что ты умрешь сразу, - словно оправдываясь произнес он. – Но… все вышло так, как вышло.
- Что я тебе сделал?! – не выдержав, закричал он. Голос его дрожал так же, как и он сам. – Почему я?! Стой!! Не бросай меня здесь!!
Если похититель и слышал его, то реагировать точно не собирался. Шагов его давно уже не было слышно, а Стив все продолжал орать, оглушая и еще больше пугая себя собственными истеричными, полными паники воплями.

***

URL
2012-11-17 в 18:23 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

- Шон! Я видел его, видел!.. – закричать особо не получилось: он слишком содрал горло, пока предавался истерике, так что теперь он ощущал резкий контраст между вновь вспыхнувшим нервным возбуждением и смертельно уставшим организмом.
- Мистер Льюис, с вами говорит детектив Зейн, я занимаюсь вашим делом…
- Что? – Стив был так ошарашен, так выбит из колеи, что первым его порывом было сказать «извините, я ошибся номером» и повесить трубку. Через секунду он едва не заржал от собственной тупости, подумав, что от холода наверняка даже мыслительный процесс у него заморозился напрочь.
- Мне нужно, чтобы вы обрисовали ситуацию и ответили на мои вопросы, - невозмутимо продолжил тот, но Стив не дал ему договорить.
- А Шон где? – выпалил он единственный вопрос, крутившийся в голове.
- Ваш друг сейчас здесь, также отвечает на…
- Он мне не друг!
- Он мне не друг! – Стиву показалось, что он слышит эхо собственных слов, и только спустя мгновенье до него дошло, что Шон где-то на заднем плане произнес в унисон с ним ту же самую фразу. Он почувствовал, как губы невольно расплываются в улыбке.
Детектив явно был озадачен: в трубке повисло недоуменное молчание.
- Хм… ну да… - неуверенно произнес он. – Итак, расскажите о вашем похищении с самого начала. Сосредоточьтесь, пожалуйста, тут важно все до малейших деталей.
- Погодите, - Стив снова перебил его. – Я видел похитителя! Он приходил только что. Наверное, хотел убедиться, что я мертв.
- Вы узнали его?
- Да… я видел его когда-то, но не могу вспомнить…
- Постарайтесь все-таки припомнить, потому что…
- Думаете, я не знаю, насколько это важно?! Да я только о нем и думаю! Слушайте, я могу описать его внешность, я хорошо его разглядел.
Стив не хотел злиться и уж точно не собирался срываться на том, от кого зависела его жизнь, но вопрос детектива бил по самому больному, потому что он понимал: от того, вспомнит он похитителя или нет, зависит его жизнь.
- Хорошо. Я передам трубку нашему эксперту, он попробует составить фоторобот по вашему описанию.

В ближайшие полчаса он занимался тем, что с готовностью и без остановки отвечал на вопросы. Сначала он составлял устный портрет своего похитителя, действительно стараясь как можно более детально описать все, что успел о нем запомнить, затем пытался перечислить всех, у кого мог бы быть зуб на него. Кроме соседа снизу, которого он однажды затопил, когда у него прорвало трубу, и коллеги, вместо которого его повысили, никто больше в голову так и не пришел. И он был более чем уверен, что эти люди к его похищению абсолютно не причастны.
А потом его начали забрасывать вопросами, начиная с того, во сколько он вышел из дома, и заканчивая тем, что на нем сейчас надето. Он действительно очень старался отвечать, честно и подробно, на первый, двадцатый, сотый вопрос, но когда они пошли спрашивать одно и то же уже по третьему кругу, он не выдержал и потребовал передать трубку Шону.
Как ни странно, его сразу послушались.

- Они тут все зашевелились, - первым делом сообщил ему Шон. – Всех на уши подняли.
Стив вяло улыбнулся, понимая, что тот просто пытается его подбодрить.
- Я видел того, кто на меня напал.
- Да, я знаю, слышал краем уха. Он… - Шон запнулся, прежде чем продолжить, и Стив знал, что последует дальше. Тот же самый вопрос, который он сегодня слышал раз двадцать в разных вариациях: не знает ли он того, кто на него напал. К его удивлению, Шон произнес совсем не это. – Он тебе ничего не сделал?
Это было настолько неожиданно, что он не сразу сообразил, что ответить. В груди болезненно защемило, и он уткнулся лбом в стену, укоряя себя за то, что так расклеился от малейшего проявления заботы.
- Стив?
- Да. В смысле, нет! Нет, он ничего мне не сделал. Сказал, что я отправлюсь в ад. Что я все равно умру так или иначе.
- Его поймают! – горячо возразил Шон. – Теперь обязательно поймают. Ты главное держись там пока.
Стив хотел было спросить, и как долго ему еще держаться, но прекрасно понимал, что заводить очередную ссору с Шоном в его положении не лучшая идея.
- Стив? – Снова позвал тот, явно напрягаясь от его молчания.
- Да… я… знаешь, я хотел тебе спасибо сказать. За все. Ты столько для меня сделал, даже несмотря на…
- Заткнись сейчас же! – внезапно грубо рявкнул на него Шон. – Раскисать он там собрался! «Спасибо», «прости за все»! – передразнил он, буквально полыхая злобой. – Какого хрена, Льюис?! Полиция тут поиски вовсю развернула, все тебя ищут, и похитителя этого теперь тоже, а он прощаться задумал!
От такой резкой и яростной атаки Стив совершенно опешил, забыв, что собирался сказать дальше, и от потрясения действительно раздумав раскисать.
- Я не говорил «прости за все», - недоуменно пробормотал он, дождавшись перерыва в пламенном монологе Шона.
- Что?
- Я не говорил «прости за все». Я сказал только «спасибо».
- Пожалуйста, - буркнул Шон. Он стушевался, когда его речь была прервана, явно не зная, что теперь делать. – Льюис, так ты выбраться и не успел попытаться?
- Успел. Ничего не вышло, - он вздохнул обреченно. Даже вспоминать об этом провале было больно. – Рухнул обратно в воду, теперь снова весь мокрый.
- Ну… ты хотя бы попытался.
- А что толку-то?! – Стив издал нервный смешок, чувствуя, как временно отступившее отчаяние снова накрывает его тяжелой удушающей волной. – Мне не выбраться, а полиция там жопу просиживает…
- Заканчивай уже с истериками, - Шон прервал его довольно жестко. – Сколько можно?
- Ублюдок, - огрызнулся Стив, но голосу недоставало убежденности. Во всяком случае, желание жаловаться действительно прошло.
- Кто-то же должен держать тебя в тонусе. Я не ухожу. Не ухожу! Я просто в коридор отойду, - последние фразы были произнесены куда-то в сторону и явно не ему.
- Шон, - позвал он, когда шум в отдалении стих. - Я хотел тебя попросить кое о чем…
- Что, еще? Льюис, да ты со мной в жизни не расплатишься.
Стив хотел было пошутить или съязвить в ответ, но на душе в данный момент было так погано, что он не стал даже и пытаться.
- Я только хотел… но это не потому что раскисаю или попрощаться решил…
- Я ничего не понимаю, что ты там мямлишь?
- Ты не мог бы позвонить моим родителям? – наконец решившись, выпалил он.
Вообще-то он был уверен, что Шон не откажется. Возможно даже, в нем сейчас опять проснется сочувствие… но в который уже раз Стив ошибся в его реакции.
- О, черт, прости, что сразу не сказал! Я же уже с ними связался.
- Как… когда?
- Ну полицейские здесь обзванивали твоих родственников, коллег, друзей. Я попросил у них номер твоих родителей, позвонил, сообщил им.
- И что ты им сказал? Они не сильно испугались?
- Ну конечно они испугались… Но я в детали вдаваться не стал: сказал, что мы с тобой на связи, что тебя скоро найдут. В общем, они уже едут сюда.
- Хорошо, - Стив подумал, что лучше бы им поторопиться, чтобы он хотя бы попрощаться успел, но озвучивать это не стал, опасаясь, что Шон опять пошлет его куда подальше.
- Погоди, - внезапно произнес тот и, по-видимому, убрал трубку от уха, но голоса, хоть и немного приглушенные расстоянием, все равно доносились до него довольно отчетливо.
- Это вообще-то не ваше дело, - довольно холодно произнес Шон, и Стив слабо улыбнулся, порадовавшись, что язвительные комментарии в этот раз достанутся не ему. – Нет, к делу наш разговор никакого отношения не имеет.
- Тогда я бы попросил вас повесить трубку, - Стив услышал голос того самого детектива Зейна, который разговаривал с ним первым. – Связь может понадобиться для выяснения более важных вопросов, и меньше всего мне хотелось бы, чтобы телефон у мистера Льюиса разрядился в самый неподходящий момент.
- И что вы предлагаете? Бросить его там совсем одного?
- Мне очень жаль, что сложилась такая ситуация, но если вы действительно хотите помочь, то сейчас же повесите трубку.
- Если вы действительно хотите помочь, займитесь делом! – не выдержал Шон. Стив так испуганно охнул, что даже прослушал начало ответа детектива. Зато ту часть, где тот обещал засадить Шона в камеру, пока он не утихомирится, он расслышал прекрасно. Тот послал Зейна с его угрозами куда подальше, но как ни странно, дальше угроз дело действительно не пошло, или же детективу было сейчас не до него, так что через полминуты спор совсем стих.

URL
2012-11-17 в 18:23 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
- Я снова тут! - бодро возвестил Шон.
- Угу…
- Много слышал?
- Ну, достаточно. Похоже, ты не только меня держишь в тонусе, - фыркнул Стив и услышал, как Шон рассмеялся. Он прикрыл глаза, наслаждаясь этим чистым, легким звуком и пытаясь представить, что он сейчас не здесь. Каким счастьем было бы оказаться рядом с ним и вместе посмеяться надо всем, что случилось.
- Слушай, я… - только начал Шон, и Стив вдруг понял, что уже знает, что он собирается сказать дальше.
- Нет!
- Что?
- Не надо вешать трубку!
Вместо ответа Шон тяжело вздохнул, и он, воспользовавшись моментом, затараторил еще активнее.
- У меня телефон мощный, на сорок часов разговора хватает, - он испугался, что Шон вот-вот снова назовет его истеричкой… и будет прав, поэтому он, придав голосу максимальное спокойствие, постарался, чтобы выглядело это просто как изложение фактов. – Я зарядил телефон перед выходом из дома, его хватит еще очень надолго.
- Стив, ну пожалуйста… Он может быть прав. Сейчас все равно ничего не остается, кроме как ждать, а твой телефон побывал в воде, и неизвестно, насколько он повредился…
- Вот именно! Может, он все равно сдохнет через полчаса, так какой смысл экономить батарею?
Шон снова обреченно выдохнул, и ему не нужно было даже ничего отвечать, Стив и так знал, что тот сейчас ему скажет: чтобы он прекращал вести себя как ребенок.
- Стив, твои родители будут здесь через несколько часов. И представь, что ты не успеешь с ними поговорить, потому что потратишь это время на пустые разговоры со мной.
- Это не пустые разговоры! – горячо возразил он, понимая, что битва уже проиграна. – Ладно. Я… понял, - от внезапной догадки вдруг стало очень больно внутри, хотя он и не понимал, почему именно. – Ты вообще не обязан… - пробормотал он совсем тихо.
Захотелось побиться головой о стену. Шон ведь и так сделал для него больше ожидаемого. Он бросил свои дела, отказался от отдыха, не спал, гнал через лес всю ночь, а теперь еще и обязан развлекать его болтовней. То ли от переохлаждения, то ли от обиды забыв недавно подслушанный разговор, Стив подумал, что теперь Шон и вовсе захочет от него избавиться. Передаст телефон полиции, а сам пойдет отдыхать и отсыпаться.
- Ладно, - повторил он. – Я тогда позвоню позже, - и не дожидаясь ответа Шона, первым отключил телефон.

Наверное, если бы еще остались хоть какие-то силы, он снова закатил бы истерику. Бился бы о стены, колотил в них кулаками, сбивая их в кровь, орал бы до хрипоты, что это несправедливо, что он больше не может, что он устал, ему больно и плохо, и он на все готов, только бы его выпустили отсюда. Но одних эмоций было уже недостаточно.
Ответ созрел в голове моментально, и он даже поразился, как много времени ему понадобилось, чтобы решиться. Конечно, и боль, и усталость были основными факторами, но последней каплей стала именно обида на Шона. Обида на то, что избавился от него и ушел отдыхать… а еще смел говорить о своих чувствах к нему.
Стив потер костяшками пальцев воспаленные от усталости глаза, после чего привычными, хорошо заученными движениями уложил телефон на скобу. Оставалось только найти тот самый большой камень, который он уже нашаривал на дне раньше, и можно было позволить себе немного расслабиться.

Вода действительно была холоднее воздуха, просто ноги окоченели настолько, что он уже не чувствовал этого. Она высасывала, вытягивала из него все крошечные остатки тепла, и он уже пожалел, что поддался собственной слабости. Наверное, он мог бы еще потерпеть, постоять в ожидании какое-то время… Стив обхватил себя руками, насколько это позволяли наручники, и прислонился виском к стене. Почему-то, стоило только сесть, острая боль в спине, плечах и шее как будто подскочила на новый уровень вместо того, чтобы дать ему передышку. Вода доходила ему почти до шеи, и он знал, что главное не опускать в нее голову, тогда, возможно, он и не замерзнет насмерть. Пообещав себе, что это всего минут на десять, не больше, он прикрыл глаза, засыпая.

tbc

URL
2012-11-17 в 20:44 

Elena_nora
Моя предупредительная подпись бессильна....
оспади, что ж так долго-то((
в кине трах-бах и спасли, порешив всех врагов и террористов... а тут будто не второй уже день, а двадцатый...
хорошо, хоть злодей нарисовался) лишь бы стрельбой заняться не вздумал... по живой мишени...
Асцелла, с ума сойдешь, пока дождешься освобождения тела или пострадавшего...
допускаю, что ты и такое можешь преподнести))
спасибо за еще один напряжный кусочек)

2012-11-17 в 21:02 

Киллан Трегарт
Я и ранше с грЫматикой не дружыл, а типер савсем мрак. Мне стыдно, честное слово
Асцелла, спасибо!
Я чуть на весть дом не заорала: "Не спи! Нельзя!")
Такой напряженный момент, я думала, что пиком будет его попытка вылезти из колодца, но нет, куда больше я стала нервничать, когда прочитала ваше он прикрыл глаза, засыпая. .

2012-11-18 в 01:07 

GinGin Lolli
Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне(С)
Спасибо за новый кусочек!
С Шона теперь все подозрения сняты))
Интересно, кто это так ненавидит Стива и за что?

2012-11-18 в 20:54 

EdelTina
Иногда, какими-то странными путями, в жизни все налаживается само собой...
Да, очень интересно кому же Стив поперек горла встал. Ведь судя по тексту, встреча со злодеем была мимолетной, если б было что серьезное - наверное уж запомнилось бы.

Жду, жду дальше! И боюсь за Стива

2012-11-19 в 00:39 

nikani
Очень интересно! надеюсь финал трагичным не будет, и хотелось бы узнать из за чего со Стивом так поступили!

2012-11-20 в 16:09 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Elena_nora, спасибо!
Дааа... автор любит потрепать нервы!
Сколько километров читательских нервов уже на моей совести... мне в аду персональное место уже уготовано)))
хорошо, хоть злодей нарисовался) лишь бы стрельбой заняться не вздумал... по живой мишени...
Ты как всегда проницательна ;) Почти в яблочко!

Фальбалла, ох, да, вот спать ему сейчас никак нельзя(( Только вот силы-то совсем закончились, и даже не столько физические, сколько моральные((
Спасибо за отзыв!

Fanak, ну в принципе там конец на 1, максимум 2 проды остался, так что все выяснится очень скоро уже.
Благодарю за отзыв!

EdelTina, да уж, Стив тоже теперь голову-то поломает, где он этого человека видел(( Видел и правда мимолетно, но вот повод для мести там нешуточный...
Не переживайте, скоро уже и финал!

nikani, спасибо! Не волнуйтесь, я хоть и злая, но в 50% случаев у меня герои выживают))

URL
2012-11-21 в 12:53 

Алисса А2
Ну вот как не жалеть Стива и как не любить Шона???

Стив...
Этот его героический рывок к краю колодца…
Блин, вот бывают же ситуации «so close». ((( Которых – лучше бы уж совсем не было. Вроде бы – молодец, борец, не сник, хотя бы попытался… но!
«Еще до того, как коснуться пальцами края стены, он понял, что ничего не выйдет. Максимум, что он мог – допрыгнуть до самого верха и понять, как близка и недостижима свобода»
Надежда, которая, если и не впала в анабиоз, то как-то мирно-ровно подремывала, полагаясь на деятельного Шона, - сейчас была нещадно разбужена. Это как растормошить крепко спящего человека на Титанике и заявить: Вот ты тут дрыхнешь, а мы, между прочим, сейчас все утонем!

Конечно, неудивительно, что вскоре после этого он все-таки сломался… ((( Даже если и сам не осознал, что именно это его и надломило.
*хм, а может, это просто Я так считаю, а Стива на самом деле добило явление похитителя?...*
Ну уж в любом случае – на Шоне он точно сорвался уже совсем не по делу! (

Шон!..
Фееричный Шон!
Который поставил раком целый полицейский участок, расхаживает гоголем и беззастенчиво помыкает детективами…. чтобы бодро возвестить Стиву: «Я снова тут!» )))
И – Шон, который совершенно внезапно спрашивает: «Он тебе ничего не сделал?»
Хочу еще такого Шона!!! .. эээ, в смысле: и такого, и такого! )

Пы.Сы. До чего же все-таки могучий у Стива телефон!! Это Филипс Xenium! не иначе! да-да! ))))) *благоразумно прячется от цунами презрения Автора*

Пы.Сы. 2. Десерт!!! мой один из любимейших моментов!)))
- Ваш друг сейчас здесь, также отвечает на…
- Он мне не друг!
- Он мне не друг! – Стиву показалось, что он слышит эхо собственных слов, и только спустя мгновенье до него дошло, что Шон где-то на заднем плане произнес в унисон с ним ту же самую фразу.
:)

2012-11-23 в 12:11 

Миррор
у каждого на пути свои океаны. Чтобы пересечь их нужна отвага. Это безрассудство? Может быть. Но разве можно уместить мечты в рамки?.. (с)
Ох, Асцелла, хорошо, что сам зашел посмотреть не появилось ли продолжение. Оказывается, аж 2 пропустила. :wow2:
Риалли, каждая часть держит в напряжении, не отпуская. :horror2:
Я хочу твою траву. :smirk::-D:-D :bravo:

2013-02-22 в 10:48 

Не прилагай столько усилий, все самое лучшее случается неожиданно
Асцелла, спасибо огромное!!! Замечательный оридж

2013-04-26 в 14:28 

Gaytri
И вот как дальше? Прочтя на одном дыхании, не моргая, мучаюсь вопросом: что там дальше?!! ждать? или где-то на других ресурсах?

2013-05-26 в 23:49 

Gaytri
Эгей! Есть кто живой? Ровно месяц прошел!!

2013-07-15 в 01:31 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Совершенно осчастливившие меня события (кто не в курсе, у меня на главке висит мой радостный вопль)) заставили меня дать самой себе пинка и доделать этот фик. Спасибо Алисса, Elena-Nora, Anna-Lusia, Del, Беркана, Женя, EdelTina, Фальбалла, cherulka!

***


Всплеск, отразившийся эхом от стен колодца, чужеродно громкий для уже привычной тишины, поначалу даже напугал его. Он проснулся слишком резко, внутренне вздрагивая, только вот внешне это почему-то никак не отразилось. Организм не желал просыпаться, не желал реагировать. Даже глаза не хотелось открывать: мало ли, что там плещется, может рыба резвится.
Звук повторился снова, уже намного ближе, и в этот раз мелкие капли воды полетели ему в лицо, заставив вяло поморщиться.
- Жив все-таки, - произнес голос у него над головой, и Стив все-таки открыл глаза. - Я уж надеялся, ты, наконец, подох.
Ему понадобилось довольно много времени, чтобы понять, где он и что происходит. Все те же сырые стены вокруг, вода, в которой он все-таки уснул и человек, стоящий наверху… Собственно, ему плевать было и на колодец, и на похитителя, с равнодушной ухмылкой наблюдающего, как он пытается встать на ноги, ему хотелось только спать. Он почувствовал даже легкую досаду от того, что его разбудили и заставили вернуться в мир бесконечно долгой пытки.
Подняться все никак не получалось, движения совершенно раскоординировались, у него закружилась голова, а тело вдруг стало абсолютно неподъемным. Ноги уже не выдерживали его вес, и когда он последним отчаянным рывком выдернул себя из воды, его шатнуло так, что он буквально упал на стену, приложившись плечом и заново сдирая пальцы в попытке удержаться.
Похититель ничего не говорил, ничего не предпринимал, просто стоял у края колодца, сложив руки на груди и глядя на него с совершенно нечитаемым выражением лица. Невозможно было сказать, доставляют ли ему удовольствие страдания своей жертвы, или же ему плевать, как скоро и в каких мучениях умрет Стив.
- Зачем ты вернулся? - Стив прошептал это совсем тихо, но усиливающая звук труба колодца донесла до похитителя эти слова.
- Я должен убедиться, что ты умер.
Стив невесело хмыкнул, удержав при себе свои соображения насчет того, что его смерть, похоже, уже только вопрос времени… совсем небольшого времени.
- Почему я? – Он посмотрел вверх, но там уже снова никого не было. – Почему я?! – заорал он. – За что?! Что я тебе сделал?!
В этот раз рвущуюся наружу панику удалось удержать, стоило только напомнить себе, что он может даже поблагодарить похитителя за то, что он, пусть и не нарочно, не позволил ему уснуть навсегда. Что бы ни ждало его дальше, у него оставалась еще возможность поговорить с Шоном, и, если повезет, с родителями.

Теперь он узнал, что такое по-настоящему дрожать. Когда стучат зубы, а все тело трясется так, что страшно даже подходить к телефону, не то что брать его в руки. Он пытался согреть дыханием пальцы, по очереди прижимал тыльные и внутренние стороны ладоней к лицу – единственной части тела, которая сейчас по температуре отличалась от ледышки, но этого было уже недостаточно. Даже выглянувшее высоко над головой солнце уже не очень-то помогало согреться.
Мысль о солнце заставила его насторожиться: он не знал, сколько просидел в воде, и внезапно ему стало все равно. У него слипались глаза и не было больше сил стоять. Но было что-то еще… Шон и родители. Он не имел права сдаваться сейчас.
Он все-таки совладал с телефоном, хотя и боялся, что ткнет трясущимся пальцем в какую-нибудь не ту кнопку. Но через секунду выдохнул от облегчения, услышав успокаивающие привычные гудки. А вот того, что ответит ему не Шон, он почему-то совсем не ожидал. Слишком много времени ему понадобилось, чтобы сообразить, где же Шон, так что слова сорвались с губ прежде чем он вспомнил, что тот свободен от него и ушел отдыхать:
- А где Шон?
- Шон? – недоуменно переспросили у него. – А, Эванс! – сообразил человек и крикнул куда-то в сторону:
- Куда Эванс подевался?
- Кто?
- Да это тот псих, который утром тут всех раком ставил, - беззлобно загоготал кто-то, и тут же несколько человек засмеялись в ответ.
- Я же просил позвать, когда он позвонит! – Голос, который Стив узнал бы теперь и из тысячи – голос внезапно объявившегося Шона - стал для него очередной неожиданностью. Спустя секунду, видимо, отобрав телефон у ответившего, он уже снова был рядом.
- Прости, - пробормотал он, слегка запыхавшись, - пришлось отойти… Ну, ты как там? Он больше не приходил?
Стив поймал себя на том, что стоит, буквально навалившись на стену всем телом, и закрыв глаза, слушает Шона с идиотской улыбкой на лице. Не было смысла сейчас врать самому себе: он действительно был рад его слышать. Каким-то образом тот всегда знал, что и когда сказать, и сейчас, словно прозрев, Стив понимал, что сам бы так точно не смог. Проявлять недюжинное терпение, когда нужно, и подкалывать вместо того, чтобы топить своим сочувствием.
- Стив?! – окрикнул Шон, встревоженный его молчанием.
- Я.. да, я тут. Да, он приходил только что. Покидался камнями, убедился, что я еще жив, и ушел…
- Он кидал в тебя камнями? – Кажется, Шон был действительно потрясен.
- Нет, не в меня, просто в воду кидал. Хотел проверить, умер ли я.
- Так... а почему он решил, что ты умер?
Отвечать не хотелось: он догадывался, что Шон будет ругаться на него за то, что он так опрометчиво позволил себе заснуть, но врать ему хотелось еще меньше.
- Я сел отдохнуть и заснул.
- Льюис, ну как же так… - Стив решил перестать пытаться просчитать реакцию Шона, потому что заговорил тот неожиданно мягко, с легкой укоризной в голосе. – Ну нельзя в этой воде сидеть. Ты же можешь так и вовсе не проснуться…
- Легко тебе советовать! – разозлился Стив. – Ты-то за это время и отдохнуть и поспать наверняка успел, а мне даже присесть нельзя!
- Во-первых, я гнал машину всю ночь и имею полное право отдохнуть! А во-вторых, сука ты неблагодарная! Я с твоего первого звонка и глаз не сомкнул!
Стив пристыжено замолчал, совершенно запутавшись в мыслях, и вдруг, не удержавшись, фыркнул, еле сдерживая смех.
- Ага, раком там всех ставишь…
- Что?!
- Не обращай внимания, - хрипло хихикнул он, но Шон его веселья явно не разделял.
- Стив, - теперь он заговорил пугающе серьезно, - тут… твои родители приехали.
- Ох, Господи, - выдохнул он, не зная, чего больше испытал от этого сообщения: радости или испуга. Он не знал, что говорить родителям и как себя с ними вести.
- Их сейчас Зейн перехватил, но скоро они будут здесь.

URL
2013-07-15 в 01:31 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Это было ужасно. Мама сначала еще пыталась держать себя в руках. Подробно выспрашивала про колодец, какая там температура, где он поранился и где у него болит, но даже сдержанных и сильно приукрашенных ответов Стива было недостаточно, чтобы успокоить ее. В конце концов, трубку у нее отобрали и передали отцу. К этому моменту Стиву уже хотелось орать от отчаяния. Одно дело самому знать, что жить осталось совсем недолго, и совсем другое увидеть, что родители тоже это понимают. Неизвестно, что наговорил им Зейн, но они точно пришли попрощаться с ним. Он никогда не слышал, чтобы отец разговаривал с ним так, с этим напряженным отчаянием в голосе, хотя держался он очень достойно. Пытался быть опорой и поддержкой, даже рассказал, как продвигаются поиски. Самым любопытным было то, что они действительно продвигались: полиции удалось найти свидетеля, видевшего предположительно ту машину, в которой его увезли. У них пока не было ее номера или данных о владельце, но все-таки это было уже что-то.
Приободрившись, он решил, что сейчас самое время попросить отца доделать некоторые дела, которые у него остались перед отъездом. Он объяснил, где лежат ключи, где необходимые документы, кому на работе их нужно привезти и что передать. Тот пообещал все выполнить, хотя Стив и не был уверен, воспринимает ли он вообще его слова, когда на заднем плане снова разрыдалась мать. Услышанных обрывков разговора с отцом ей хватило, чтобы понять: ее сын раздает последние распоряжения.
Волевым решением он отослал отца успокаивать убитую горем маму, и трубку снова взял Шон. Точнее, ему оставалось только догадываться, что это он, потому что оба они молчали.
- Знаешь, тут еще пригнали врача и психолога, - первым нарушил тишину Шон, и Стив был ему безмерно благодарен за то, что он ни слова не сказал о его родителях. – Не хочешь с ними поговорить?
- Не особо… - Стив разумно полагал, что ничего нового или того, что реально может помочь, они ему сейчас не скажут, а терять драгоценное оставшееся время на чужих людей ему и вовсе не хотелось. – Я лучше с тобой поговорю… если ты там ничем не занят…
- АХ ТЫ ТВАРЬ!!
Он едва не выронил телефон, вздрогнув всем телом, чувствуя, как сердце замерло от страха. Его похититель стоял сейчас на краю колодца, и в этот раз от его былого спокойствия не осталось и следа.
- Брось сейчас же телефон! - В голосе его звучала такая нешуточная угроза, что Стиву захотелось забиться куда-нибудь в угол, подальше от его ярости.
Он слышал, как Шон кричит что-то, как зовет его, но он дрожащими руками прижал телефон к груди и испуганно замотал головой. В горле пересохло от страха, и он впервые в полной мере ощутил, как уязвимо сейчас его положение.
- Я сказал, кинь телефон в воду! - Похититель буквально полыхал яростью. Он подобрал с земли небольшой камень и, размахнувшись, запустил им в Стива.
Он успел вскинуть руки, защищаясь, и камень с немалой силой ударил его в предплечье. Стив закричал, чувствуя, как замерзшую конечность словно раскололо от этого удара. Боль была такой силы, будто рука стеклянная, и теперь разлетелась от этого камня на сотню кусков.
- Бросай сейчас же, иначе следующий полетит тебе в голову!
- Я не могу! - Побелевшими пальцами он намертво вцепился в телефон, в панике ища какой-нибудь выход. Нужно что-нибудь сказать, как-то объяснить... он не мог остаться сейчас без телефона. Это было как лишиться последней надежды, последнего шанса, как остаться без воздуха… это значило снова остаться совсем одному против чокнутого убийцы, закидывающего его камнями. Новый камень, кстати, не замедлил появиться в его руке – куда более увесистый, чем предыдущий, и Стив весь внутренне сжался, не представляя, как увернется на этот раз.
Я не могу бросить телефон, не могу! Пожалуйста, прекрати! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста…
- Не надо!! – заорал он. – Я только с родными разговаривал! Никто не знает, где я!
- Сейчас же. Бросай телефон в воду. – Голос похитителя звенел от ярости. Он поднял руки, замахиваясь, и Стив опустил телефон ниже, почти касаясь им поверхности воды. Ему казалось, что было бы проще, попроси тот его отрезать себе руку.
- Я не могу, не могу… не надо!
- Не заставляй меня добивать тебя! – Он отвел назад руку для броска. – Выкинь этот гребаный телефон!
- Нет!! – Стив понял, что просто не сможет разжать пальцы, и все равно - убьет его сейчас этот человек или нет. Одновременно с его криком камень полетел в него, но среагировать Стив не успел, не успел увернуться, не успел вскинуть руки достаточно высоко, чтобы прикрыть голову. Если бы похититель в этот раз не промахнулся, то он в этот момент, скорее всего, уже опускался бы под воду с расколотым черепом. Но камень пролетел мимо, скользнув по запястью, недостаточно сильно, чтобы сломать руку, но достаточно для того, чтобы пальцы разжались, выпуская самое драгоценное, что у него сейчас было.
Он взмахнул руками, пытаясь перехватить телефон, уже понимая, что это бесполезно, и все, что ему остается – это смотреть, как тот издевательски медленно скрывается в мутной воде. Это было как увидеть захлопывающуюся над головой крышку гроба.
- Нет! Нет!! – Сердце у него остановилось, и он не задумываясь рухнул на колени, как будто был еще какой-то шанс поймать этот телефон, вернуть все назад…
- Успокойся и поднимись, - Теперь к его мучителю снова вернулось спокойствие. Он снова был хозяином положения. – Поднимись, я сказал! Кому ты уже успел позвонить?
Стиву даже удалось встать на ноги, хотя он и сам не знал, зачем. Нужно было найти телефон. Однажды же он заработал после купания в воде, так может и теперь не все потеряно. В глазах у него предательски защипало, но ему было плевать, что похититель станет свидетелем его слабости.
- Почему я? Что я тебе сделал?
- Я спросил, кому ты уже успел позвонить?!
Он даже не успел сообразить, когда тот успел поднять очередной камень, и в этот раз не сделал даже попытки защититься. Удар пришелся в плечо: видимо, похититель пока не спешил разделаться с ним или же просто промазал.
- Хватит! – заорал он, заметавшись в замкнутом пространстве. – Прекрати! Я говорил с другом, а потом с родителями! Никто не знает, где я! – Он закрыл лицо ладонями и медленно сполз по стене, опускаясь на колени. – Они не знают, где я, они не найдут меня…
Стив опустил руки, с тоской глядя на похитителя.
- Ну чего ты ждешь? – Он невольно шмыгнул носом, надеясь, что это хотя бы не выглядело слишком уж жалобно. Было обидно умирать так… никто даже труп его тут не найдет… – Добивай уж.
- Сам сдохнешь, - равнодушно бросил похититель, как и прежде безукоризненно равнодушный. Он отряхнул руки, поворачиваясь к Стиву спиной, и ему в этот момент стало предельно ясно, что это их последняя встреча. В следующий раз он придет действительно убедиться в том, что Стив плавает тут затылком кверху.
И он не собирался больше останавливать его, говорить что-либо, но внезапно мелькнувшая в голове картинка подействовала на него как удар током.
- О, Господи, - выдохнул он. – Я знаю тебя.
Похититель остановился, отойдя всего на шаг от края колодца, но даже оборачиваться уже не стал.
- Я знаю тебя, знаю… - бормотал Стив, но слова его ударялись в спину стоящего над ним человека, как в стену.
- Это не важно, - ответил тот, отходя еще на шаг.
- Но почему именно я?
Он даже не ждал ответа, не предполагал, что его убийца снизойдет сейчас до объяснений, но после секундного молчания тот произнес слова, от которых у него кровь застыла в жилах:
- Ты уже третий.

URL
2013-07-15 в 01:32 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Это было почти год назад, и если бы не настолько экстремальная критическая ситуация, он бы и не вспомнил о тех нескольких днях. Он, так же как и еще одиннадцать человек, получил письмо с предложением выступить в роли присяжного заседателя на судебном слушании. У него было достаточно свободного времени и, самое главное – любопытства, чтобы почти не раздумывая согласиться.
Конечно, несмотря на весь энтузиазм, он отнесся к этой работе со всей серьезностью, прекрасно понимая, что на его плечи ложится ответственность за жизнь человека. Но дело было несложным: против девушки, в припадке ревности зарезавшей своего парня, улик было более чем предостаточно. После того как присяжные удалились на обсуждение, девять из двенадцати тут же проголосовали за вердикт «виновна», но трое, включая и самого Стива, отнеслись к решению более серьезно, запросив дополнительные материалы и не жалея потратить время на всестороннее взвешивание своего решения. Конечно, смысла в этом особого не было, потому что чем дольше они изучали это дело, тем больше убеждались в том, что улики неопровержимы и другого вердикта тут и быть не может. Они сделали все, чтобы не считать свое решение халатным или безответственным, но когда объявляли приговор, легче от этого не было. Они засадили человека в тюрьму на пятнадцать лет.
Позже он встречал в газетах заметки об этом деле. В одной из них говорилось, что девушка умерла в тюрьме. К статье была приложена фотография, где она была запечатлена вместе со своим отцом. С тем человеком, который бросил его сюда.
Он никогда не считал себя виноватым за то, какой вердикт вынес тогда, хотя мысль о смерти женщины тяготила его довольно долгое время, но вот для ее отца этого оказалось достаточно, чтобы вынести свой смертный приговор.
Ты уже третий.
Третий.

Стив провел с остальными присяжными несколько часов за обсуждениями, и сейчас он без труда мог вспомнить каждого из них. Две женщины, десять мужчин. Обычные люди, собравшиеся чтобы выполнить неприятную, но ответственную обязанность. Никто из них и догадаться не мог о том, что они роют себе могилы.
Третий…
Он не мог перестать думать о том, кто были первые двое, убил ли их тот человек так же, в этом колодце, где теперь их тела, и был ли у них шанс так же, как у него, позвонить родным, хотя бы попрощаться.
С трудом опустившись на онемевшие колени, Стив зашарил руками по дну там, где, как ему казалось, упал телефон. Вода была мутной, непрозрачной, и он не видел ничего уже на глубине десяти сантиметров.
- Я знаю, кто он, - бормотал он, не думая о том, что даже если наткнется на телефон на дне, замерзшие пальцы все равно ничего не почувствуют. – Я знаю, кто он, Шон! Черт, только не сейчас, не бросай меня сейчас!

***

- Это ведро может ехать быстрее?! – Шон поерзал на сидении, нервно вертя телефон в руках. Теперь уже, конечно, было ясно, что Стив больше не позвонит. Но он все равно постоянно ждал его звонка, надеялся на какое-то чудо. Сдавшись после получаса допросов, Векслер сообщил, что когда он уезжал, Стив был еще жив, но Шон даже не мог представить, каково ему было остаться там совсем одному, без возможности поговорить, без поддержки… какой-никакой. У него кулаки начинали чесаться, стоило только вспомнить мерзкую победную улыбку этого убийцы. Единственное, о чем тот сожалел, так только о том, что успел добраться лишь до трех из двенадцати невинных людей.
- Скажите спасибо, что мы вообще взяли вас с собой, - отозвался Зейн, резко выкручивая руль, чтобы объехать поваленное дерево. Дорога петляла в лесу, словно нарочно издеваясь над ними, выводя их совершенно не туда, куда указывала карта.
- Спасибо. Так можно ехать побыстрее?
Напарник Зейна оторвался от изучения карты и с укоризной посмотрел на Шона в зеркало заднего вида.
- Может, еще не поздно его высадить? – прищурился он. Ответить Шон не успел: всех, едущих в машине, заставил напрячься секундный треск статических помех и последовавший за ним вызов по рации.
- Вертолет уже вылетел? – Шон первым ломанулся к рации, едва услышав позывные поискового центра.
- Вертолета не будет, - равнодушно ответили ему. – Погода не позволяет. Но «скорая» выехала почти сразу за вами, и две бригады спасателей тоже. Вы уже нашли его?
- Нет еще. – Локтем той руки, которой он перехватил рацию, Зейн отодвинул Шона назад. - Нужно успеть до темноты.
То, что жизнь Стива в буквальном смысле зависела от того, успеют ли они найти его до темноты или нет, понимали сейчас все.
Шон мысленно пытался взывать к нему, умолял его продержаться еще хоть немного, надеясь, что он почувствует, что спасение уже близко. Даже когда у них еще была возможность общаться, Стив постоянно норовил вырубиться и все чаще зависал, засыпая, но с того момента, как похититель заставил его утопить телефон, прошло слишком много времени, и в груди теперь что-то постоянно противно ныло при мысли о том, что он не продержится столько в одиночестве. Слишком долго они искали его…
Несколько часов им понадобилось, чтобы по показаниям единственного свидетеля найти автомобиль похитителя и почти столько же, чтобы арестовать его самого.
Припертый к стене железными доказательствами, Векслер не стал отпираться и признался и о причинах этого похищения, и о предыдущих двух жертвах. Он даже рассказал об этом заброшенном заводе, где и находится колодец, правда не сразу – по его же словам, чтобы быть уверенным, что полиция найдет там уже труп Стива.

URL
2013-07-15 в 01:33 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
После очередного поворота за деревьями, наконец, замаячил какой-то просвет, и Шон подался вперед, напряженно вглядываясь в проступающие вдалеке очертания заброшенного строения.
- Кажется, оно, - выдохнул Зейн, автоматически вдавливая педаль в пол, прибавляя газу.
Когда деревья, расступившись, представили взору зону заброшенного завода, Шон едва не присвистнул от потрясения. Пара десятков зданий, хаотично разбросанных по территории в сотню футбольных полей – настоящий лабиринт, в котором и с картой-то не разберешься. Без сомнения, Векслер не зря торжествовал, утверждая, что пока они найдут Стива, «скорая» ему уже не понадобится.
- Черт, нам здесь неделю искать! – Шон выбрался из машины, оглушительно хлопнув дверцей. Зейн с напарником вышли вслед за ним.
- Может и не неделю, - Зейн задумчиво почесал подбородок и окинул внимательным изучающим взглядом раскинувшуюся перед ними территорию. – Судя по описанию, колодец скорее всего дождеприемный, а они располагаются обычно по углам зданий, так что вариантов не так уж и много. Ладно, ноги в руки, и побежали искать. Я направо, Шон – налево. Роб, - обернулся он к напарнику, - свяжись с участком, узнай, где там «скорая» и спасатели, сообщи им, где мы, и догоняй.


- Сюда! Я нашел его!
От крика Зейна Шон вздрогнул, как от удара током. Задыхаясь от страха, волнения, от переизбытка эмоций, он кинулся на его голос, чувствуя, как все переживания этих нескончаемых выматывающих дней сейчас достигли своего пика. Потому что именно сейчас все и решится… так или иначе.
Второй офицер опередил его, он уже стоял неподалеку от колодца, разворачивая моток веревки, тогда как Зейн лежал на животе у края, свесившись вниз. Колодец располагался между двумя корпусами полуразрушенного заброшенного здания и был в точности таким, как описывал Стив: достаточно широким, чтобы не убиться при падении, и слишком глубоким, чтобы можно было выбраться самостоятельно. Шон буквально рухнул на колени рядом с Зейном, опасаясь заглядывать внутрь, и до дрожи в руках боясь того, что он может там увидеть. Зейн звал Стива по имени, кричал что-то еще, но Шон не слышал ни звука в ответ.
- Он жив? – прохрипел он. Упершись руками в неровный, осыпающийся край, он заставил себя посмотреть вниз.
Он несколько лет не видел Стива, но в любой момент, просто прикрыв глаза, он мог вспомнить его лицо до последней черточки, хитроватый прищур его глаз, наглую ухмылку. И сейчас он выглядел точно таким, как Шон его запомнил. Конечно, сильно осунувшимся от усталости, бледным, как сама смерть, но все равно таким же сводяще с ума красивым. Казалось, он просто спит, прислонив голову к стене, и стоит позвать его, как он откроет глаза, скажет, что с ним все в порядке, и поинтересуется, собирается ли его кто-нибудь отсюда вытаскивать.
Но только вот Стив молчал, и глаза открывать явно не собирался. Он вообще не шевелился и ни на что не реагировал.
- Да.
Ответ Зейна вернул его на землю своей неожиданностью, так что от потрясения Шон едва не свалился вниз.
- Да, - повторил Зейн, – он вяло пошевелился сначала, когда я его позвал, но сейчас опять не реагирует. Стив! Стив, пожалуйста, открой глаза, если слышишь меня!
Неожиданно для самого себя, Шон разразился гневной тирадой, словно весь страх, все переживания выливались сейчас из него потоком эмоций.
- Открывай глаза, слышишь!! Эгоист хренов! Мы для того что ли за тобой примчались, чтобы труп твой вылавливать?! Стив! Я запрещаю тебе сдаваться сейчас!
Его трясло от волнения, пока он переживал самые мучительные секунды ожидания в своей жизни, и он уже готов был сейчас же нырнуть вниз и растрясти Стива, чтобы буквально заставить его жить, когда тот, наконец, пошевелился. Еле заметно приподнял голову и еще сильнее отвернулся к стене. Веки его слегка дрогнули, словно он пытался открыть глаза, но Шону было достаточно и такого подтверждения, что он жив.
- Я готов, травите понемногу.
Пока оба они пытались докричаться до Стива, напарник Зейна успел уже обвязаться веревкой и обернуть свободный ее конец вокруг соседнего столба. Шон хотел было возразить, что спуститься вниз должен он, но сейчас явно было не время для споров, так что он молча взялся за веревку, глядя, как Зейн помогает напарнику перебраться через край.
- Роб, сначала обвязываешь его – вытаскиваем его. Потом тебя, - давал последние распоряжения тот.
Напарник его с готовностью кивнул, и Шон напрягся, почувствовав, как усилилось натяжение веревки в его руках. Зейн уже был рядом, перехватывая ее, помогая ему понемногу, сантиметр за сантиметром спускать напарника вниз. Вспотевшие ладони соскальзывали, едва удерживая такой вес, веревка обжигала и обдирала руки, но он держал намертво, зная, что ни за что не отпустит сейчас, даже если придется расстаться со всей кожей на ладонях.
- Я внизу, отпускайте, - крикнул Роб через минуту, и Шон рванул обратно к краю колодца. – Черт, как же тут холодно…
Довольно шустро он отвязал веревку и подошел с ней к Стиву, слегка присаживаясь, чтобы заглянуть ему в лицо.
- Стивен, - осторожно позвал он, прикладывая ладонь к его щеке, - вы меня слышите?
- Да какая разница! – рявкнул Шон так громко, что сам вздрогнул от собственного крика, усиленного и отраженного стенами колодца. – Обвязывай его давай!
- Давайте командовать тут буду я. – Зейн опустился на землю рядом с ним. – Роб, обвязывай его, тут будем выяснять, жив он или нет.
Шон обжег его яростным взглядом, показывающим, что выяснять он ничего не собирается, и вариант «или нет» он даже не рассматривает.
Нервы были напряжены до предела, пока они с Зейном вытягивали тяжелое неподвижное тело Стива, пока он перетаскивал его через край колодца, пока непослушными пальцами развязывал веревку, чтобы скинуть ее поджидавшему внизу Робу. Слегка отпустило его только когда он убедился, что Стив действительно дышит. Поверхностно и очень редко, но главное - дышит! Кожа его была бледного, синеватого оттенка, и он был страшно холодным, так что и без консультации врача становилось понятно, что его нужно отогревать немедленно.
- Помоги мне вытащить его, - окрикнул Зейн. В одиночку ему явно было не удержать напарника, и Шону пришлось оставить Стива на пару минут. Ему казалось, что жизнь Стива утекает вместе со временем, как вода сквозь пальцы. Он бросил веревку тут же, как только Роб оказался на земле.
- Вы можете расстегнуть наручники? Нужно снять с него мокрую одежду.
Зейн поспешно полез в карман за отмычкой.
- Могу. В полицейской академии хоть чему-то полезному учат.
- А что там со «скорой»? – Шон обернулся к Робу, выпутывающемуся сейчас из веревки. – Они должны уже быть здесь.
- Они не приедут. Когда я связался с участком, мне сообщили, что «скорая» застряла где-то по дороге и перекрыла путь спасателям. Они сейчас ищут объездные пути.
Шон едва не взвыл от досады: казалось, весь мир ополчился сейчас против них. Мысленно матеря про себя и застрявшую «скорую» вместе со спасателями, и похитителя, и даже плохую погоду, он принялся стаскивать со Стива куртку, как только Зейн разделался с наручниками. Стив не открывал глаза и на происходящее не реагировал, и если бы не редкое слабое дыхание – ничем не отличался бы от трупа. Он вяло пошевелился только когда Зейн размотал защищающие запястья полоски ткани, но даже тогда в себя не пришел, просто рефлекторно попытался прижать к себе руки.
- Неси его в машину, - скомандовал Зейн.
- Нужно снять с него все мокрое…
- Там и снимешь!
Дважды повторять не требовалось: Шон приподнял Стива, обхватывая его за плечи, подхватил под колени и без усилий взял на руки. Наверное, от бушующих внутри волнений, он сейчас почти не чувствовал его веса, только прижимал к себе крепче в надежде передать хоть немного тепла. Стив на его присутствие так близко никак не отреагировал и вообще, похоже, приходить в себя не собирался.

URL
2013-07-15 в 01:35 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Он все надеялся, что вот-вот на горизонте появится «скорая», и он сможет передать Стива в руки профессионалов, потому что у него даже сердце замирало от страха при мысли, что они не смогут помочь ему или просто не успеют… Но удача так и не повернулась к ним лицом: первым добежавший до машины Роб сообщил им, что пока ни «скорой», ни спасателям к ним так и не пробиться.
Шон растерялся, не зная, что делать дальше. Он думал, что нужно срочно везти Стива в больницу, но Зейн рявкнул на него, когда он собрался уложить того на заднее сиденье автомобиля:
- Ну что ты делаешь?! Раздень его сначала! Ему ж потом на мокром ехать.
Он едва не рассмеялся нервно, подумав, что раздеть Стива полжизни было его личной эротической фантазией, но решил, что Зейн его веселья точно не оценит. Да и не было в этой ситуации сейчас ничего сексуального: у него от страха и волнения тряслись руки, и он молил Бога о том, чтобы Стив выжил, чтобы было еще не слишком поздно.
Избавить его от одежды не заняло много времени, но он замешкался, дойдя до трусов. Не то чтобы сейчас было время для излишней стеснительности, просто он как будто чувствовал себя не вправе…
- Снять вообще-то нужно было все.
Зейн присел рядом на колени, бросив на землю два тонких пледа. Отстранив Шона, решительно избавил Стива от последней детали гардероба и принялся укутывать его в плед.
- Он едва дышит, - Зейн окинул оценивающим взглядом всех присутствующих, и остановил свой выбор на Шоне. – Раздевайся.
Предложение было более чем неожиданным, но Шону хватило нескольких секунд, чтобы догадаться о самом эффективном способе согреть замерзшего человека. Не задавая лишних вопросов, первым из которых был «почему я?», он принялся стаскивать с себя одежду.
Колючий ветер неприятно холодил обнаженную кожу, и он с досадой подумал, что зря теряет драгоценное тепло. К тому моменту как он полностью разделся, Зейн уже устроил Стива на заднем сиденье и, дождавшись, пока Шон закинет в машину свои вещи, молча протянул ему второй плед.
Стоило прикоснуться к совершенно неживой, холодной, влажной коже, как по телу побежали мурашки. Полулежать вдвоем на сиденье было не слишком-то удобно, и он никак не мог укутать Стива так, чтобы и голова и ноги у того были прикрыты пледом. Он прижал его к себе так крепко, чтобы места между ними совсем не осталось, досадуя, что рук у него всего две. Холодным Стив был абсолютно везде, и он просто не знал, что отогревать в первую очередь. Хотелось самому обернуться вокруг него как одеяло, чтобы не осталось у него ни сантиметра кожи, не охваченной им. Он активно потер его вялые замерзшие руки, внимательно избегая пораненные места.
- Не надо так сильно растирать его, - скомандовал Зейн, заводя мотор, - так ему сейчас только кожу травмируешь. Лучше попробуй привести его в чувство.
- Разберусь, - отмахнулся он раздраженно.
Они переплелись ногами так, что пахом Стив сейчас лежал у него на бедре, и это было как-то смущающе неправильно. Он поерзал, пытаясь найти положение поудобней. И тут же одернул себя, что думает совершенно не о том.
- Стив! – громко позвал он, обхватывая его лицо ладонями. Как будто ледышку в руках держал. Волосы все еще были влажными, и он подтянул покрывало повыше, накрывая его голову. – Стив! Ну же, не время сейчас сдаваться! Все будет хорошо, я тебя отогрею, только открой глаза.
Стив уронил голову, прижимаясь прохладной щекой к его плечу, и было как-то спокойно и вместе с тем будоражаще чувствовать его неровное дыхание на шее. Шон сдаваться не собирался.
- Ну же давай, приходи в себя уже! Стив! Скотина ты неблагодарная, я ради кого тут вторые сутки убиваюсь?!
- Эй, ты бы полегче с ним, - попробовал встрять Зейн, но в обращении со Стивом Шону явно советчики не требовались:
- Ты от дороги не отвлекайся, а с ним я уж как-нибудь сам разберусь.
Словно в подтверждение его слов Стив невнятно что-то пробормотал и слабо пошевелился. Не Бог весть какая реакция, но Шон был рад уже и этому.
- Льюис! – Он сжал пальцы Стива в своих, чувствуя как больно кольнуло в груди при взгляде на красные опухшие запястья. – Не засыпай!
Подумав секунду, он засунул его ледяные ладони себе подмышки, продолжая поглаживать его неживую кожу везде, где только мог дотянуться. Спину, бока, шею, плечи, бедра… он нервно усмехнулся: никогда еще не держал в руках такую замерзшую задницу.
- Ну как он? – Зейн повернулся к ним вполоборота.
- Никак! – Это было правдой. Шон уже стучал зубами то ли от нервов, то ли от холода, но мертвая ледяная кожа Стива не отогрелась ни на градус. Он все так же не дрожал и не шевелился, и Шон чутко ловил его щекочущее дыхание, как подтверждение того, что пока ему удается удержать его здесь. И отпускать его он не собирался.
Машину слегка занесло на повороте, и ему пришлось крепче прижать к себе Стива. Подтянув его повыше, он прижался щекой к его щеке и, не обращая внимания на сидящих впереди полицейских, зашептал еле слышно:
- Я знаю, что нас не случайно свело в этой ситуации, так что, пожалуйста, не сдавайся… и я знаю, ты слышишь меня… так что поборись еще немного.
- Шон?
Потрясенный и растерянный шепот Стива стал для него полной неожиданностью. Хотя все его мысли и силы были направлены на то, чтобы привести его в чувство, он все равно почему-то не ожидал, что тот действительно очнется так быстро, да еще и по имени его позовет. Шон слегка отстранился, заглядывая ему в лицо. Сердце в груди сделало кульбит, заставив все внутренности сжаться, словно на крутом вираже американских горок.
- Ты слышишь меня? Все будет хорошо, мы везем тебя в больницу.
Стив то ли слушал его очень внимательно, то ли просто завис, уставившись в одну точку, но на слова его реагировал с явным опозданием. Он медленно, сонно моргнул один раз, второй, и снова закрыл глаза, утыкаясь ему в грудь.
- Я знаю его, Шон, - пробормотал он. – Он убил уже двоих… мы осудили его дочь…
- Мы поймали его! - Зейн демонстративно закашлял, и Шон, скривившись, поправился: - В смысле, полицейские поймали. Он больше уже никому не навредит.
- Хорошо, - Стив крепче вжался в его грудь. Он по-прежнему даже не дрожал, и это заставляло Шона нервничать все сильнее. Тепла его тела явно не хватало, чтобы отогреть Стива, и он даже думать не мог о том, настолько сильно тот обморозился, какие внутренние органы у него могли пострадать от непрерывного охлаждения за эти двое суток, и о том, что его помощи сейчас действительно может быть недостаточно. Стив не жаловался ни на боль, ни на холод, хотя сейчас явно должен был сильно страдать и от того и от другого, и Шон подумал, что в данный момент вообще-то был бы совсем не против послушать, как он ноет. Только бы не молчал так пугающе.
Он мягко провел ладонью вдоль его позвоночника, автоматически отмечая приятную на ощупь гладкость кожи и крепость упругих мышц. Стив и в колледже всегда был в хорошей форме, а теперь еще как-то подрос, возмужал, как будто нарочно издеваясь над ним, напоминая, что все это могло бы быть его, если бы он так бездарно не спустил в унитаз все их шансы быть вместе. Стив вяло поерзал, инстинктивно прижимаясь к источнику тепла, и Шон вдруг с ужасом понял, что тот потерся бедром о его уже почти совершенно каменный стояк. Это было настолько некстати, насколько вообще можно было себе вообразить. Двое полицейских на передних сиденьях, и мечта всей его жизни, умирающая у него на руках… а у него стояк! Он испуганно замер, опасаясь даже дышать и молясь, чтобы Стив прямо сейчас не пошевелился, и в этот момент наткнулся на его хоть и затуманенный, но все-таки слишком понимающий взгляд. Стив смотрел на него снизу вверх, то ли удивленно, то ли просто слегка нахмурившись, ничего не говоря, и Шону захотелось прямо сейчас же провалиться сквозь землю. Он открыл было рот, едва не подавившись воздухом, пока даже не представляя, что сказать, но чувствуя себя обязанным как-то оправдаться, когда окрик Зейна заставил его испуганно вздрогнуть.
- Вон «скорая»!
В этом замечании уже не было никакого смысла: все они теперь прекрасно видели ту самую машину, перекрывшую дорогу спасателям. Похоже было, что ее просто занесло на резком повороте узкой дороги, и она застряла в небольшом просвете между деревьями, задней частью перегораживая большую часть дороги, так что еще одной машине тут было уже не проехать. Зейн затормозил слишком резко, так что Шону пришлось крепче вцепиться в Стива, чтобы не дать ему сползти на пол. Почему-то именно в этот момент он испугался, что Стива сейчас заберут у него. Он прекрасно понимал, что это правильно, что именно этого он и ждал, что тут нужна профессиональная медицинская помощь, но сейчас, когда ему казалось, что сама жизнь Стива находится в его руках, отпустить его было действительно жутко.
Он видел, что машину медиков уже почти вытащили на дорогу, тогда как сами врачи сейчас поспешно приближались к ним. Еще двое вытаскивали медицинскую каталку из кузова автомобиля «скорой», и Шон с отчаянием, словно прощаясь, потер ладонями все такие же холодные плечи.
- О тебе сейчас позаботятся, - прошептал он. – Обязательно поправляйся.
Больше ничего ни сказать, ни сделать он не успел: дверца машины распахнулась, и они попали в атмосферу сурового профессионализма точно знающих, что нужно делать, людей.

URL
2013-07-15 в 01:43 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Стива все-таки забрали у него из рук, и он замешкался, пытаясь хотя бы прикрыться одеялом, прежде чем вылезти наружу. Он пытался объяснить что-то медикам, сказать, как и на что Стив реагировал, и что он приходил в себя несколько раз, но врачей, похоже, больше волновало его состояние, чем его сбивчатые пояснения. По-видимому, они решили, что он тоже отогревался под одеялом, и теперь ему нужен осмотр.
- Да в порядке я! – Он отмахнулся от медика, пытающегося помочь ему дойти до машины. – В порядке я!!! Не я пострадал! – Медик получил по руке, когда попробовал засветить ему фонариком в глаза. – Не мне нужна помощь, а ему! Да отвалите вы уже от меня, я вам сейчас руку сломаю!
Единственным плюсом в этой ситуации было то, что его все-таки затащили в машину «скорой», куда уже погрузили Стива, и он, по крайней мере, мог не мучиться от неизвестности всю дорогу до больницы. Прекрасно понимая, что единственное, что он сейчас может сделать – это не мешать, он забился в угол, пообещав назойливому медику придушить его, если еще раз спросит о его самочувствии, и просто сидел там, пытаясь взглядом дотянуться до Стива.



***


Он решительно подошел к палате, ругая себя за трусость. В крайнем случае, это можно считать просто жестом элементарной вежливости. Он же непосредственно участвовал в операции по спасению Стива, так что вполне логичным было бы просто зайти справиться о его самочувствии. Только все равно почему-то было страшновато. Что, если это действительно окажется просто визитом вежливости, что, если после стольких лет вражды, начатой, между прочим, по его вине, Стив вообще с ним разговаривать не захочет... а еще почему-то было страшно, что он вообще может его не узнать. Виделись они в последний раз довольно давно, и вряд ли Стив часто вспоминал о нем.
Перед дверью он притормозил, невольно прислушиваясь к голосам внутри. От врачей и от родителей Стива он уже знал о его самочувствии, знал, что сейчас тот наконец-то пошел на поправку, хотя первые несколько дней, почти безвылазно проведенные им в больнице, были довольно напряженными. Тогда врачи серьезно опасались за жизнь Стива, и ему пришлось активно побороться сначала с переохлаждением, затем с лихорадкой и отказавшими почками, потом с начавшимся в ранах на руках заражением, но он оказался настоящим бойцом, и, несмотря на ежедневные не особо оптимистичные прогнозы врачей, сдаваться не собирался. С каждым отвоеванным днем его шансы на выздоровление росли, вселяя в родственников и остальных переживающих надежду на то, что он выкарабкается. Шон проводил в больнице почти все свое свободное время, и хотя к Стиву пускали пока что только самых близких родственников, просто находиться поближе к нему было спокойнее. С родителями Стива он даже как-то незаметно сошелся за это время: общие волнения объединили их и сплотили в бессильном ожидании вердикта врачей.
В тот день, когда лечащий врач Стива со сдержанным оптимизмом сообщил, что состояние его можно считать стабилизировавшимся и что его наконец-то переводят из реанимации, Шону показалось, что это был самый счастливый момент в его жизни. Как будто все это время он жил с затянувшейся вокруг горла удавкой, а теперь, наконец-то, глотнул воздуха.
Стив не соврал, у него действительно было много друзей, так что не было ничего удивительного в том, что к моменту, когда к нему разрешили пускать посетителей, навестить его собралась уже целая толпа. Врач, конечно, ревностно охранял покой пациента, так что позволил навещать его не всем сразу и совсем ненадолго, и Шон незаметно оказался в самом хвосте списка, отчасти из-за того, что все эти люди действительно имели куда больше прав повидаться со Стивом, отчасти же потому, что он все еще не решался встретиться с ним. К тому же, с первого же дня в больнице на Шона насели журналисты, жаждущие взять у него интервью: история парня, два дня боровшегося за жизнь в ледяном колодце, получила широкий резонанс, об этом писали в газетах и показывали по телевидению, и Шон, как основной участник событий, оказался в самом центре внимания прессы. А потом еще и навалилась работа, с которой стало все сложнее отпрашиваться, и в итоге навестить Стива он смог только через две недели после его спасения.
Сердце почему-то колотилось слишком загнанно, так что стало все сложнее убеждать себя в том, что это всего лишь визит вежливости. Он просто войдет к Стиву, поинтересуется, как его самочувствие... и… воображение тут же живо подсказало ему, что могло бы быть дальше. Может быть, Стив из благодарности позовет его куда-нибудь пообедать вместе, как только поправится, конечно. Все начнется с непринужденной беседы, с воспоминаний о пережитом или о студенческих годах, а потом... как знать... но он был твердо намерен в этот раз не облажаться.
Ему не хотелось мешать посетителям Стива или вмешиваться в их беседу, так что он снова прислушался, надеясь, что они собираются уже уходить. Голос Стива он узнал безошибочно, а вот второй был ему явно не знаком. И он совершенно не собирался подслушивать, просто первых же услышанных фраз ему хватило, чтобы заинтересоваться и остановить руку, уже потянувшуюся к дверной ручке.
- Так он специально сестре позвонил, чтобы убедиться, что ты не врешь?
За долю секунды он успел пережить целую гамму эмоций: понимание того, что речь в разговоре идет о нем, досаду от того, что Стив уже жалуется на него всем своим знакомым, и злость на себя за то, что тот имел полное право жаловаться на него и винить его в том недоразумении, развязавшем войну между ними.
- Да! - с готовностью отозвался Стив. - Представляешь, все эти годы мстил мне за то, что я якобы ее обесчестил!
Собеседник Стива издевательски засмеялся, и Шону захотелось придушить их обоих голыми руками.
- Видимо, карма у тебя такая.
- В смысле? – переспросил Стив.
- В смысле, везет на таких подонков. Один столько лет жизнь тебе портил ни за что, второй так же ни за что чуть не угробил тебя.
Шон отшатнулся от двери, словно его только что ударили. Он уже не слышал, что ответил своему собеседнику Стив, да и это было уже не важно. Было невозможно унизительно чувствовать себя таким дураком. Вообразил себе невесть что, нафантазировал! Конечно, сейчас Стив из чувства благодарности просто ломанется в его объятья, по пути стаскивая с себя трусы! Как можно было поверить, что теперь между ними что-то может быть по-другому? Что старые обиды забыты и ему не придется больше расплачиваться за совершенные ошибки?
Еще почему-то было невероятно обидно, что его сравнили с этим убийцей. Он тут чуть не состарился раньше времени от волнений, а оказывается, для Стива он на таком же уровне, что и человек, едва не прикончивший его. Эмоции сейчас так душили Шона, что он едва сдерживался, чтобы не распахнуть дверь палаты и не высказать Стиву, какая он сука неблагодарная.
Шон в ярости пнул стену и поспешно направился к выходу, пока не успел снова сделать что-либо, о чем потом придется жалеть. В запале он едва не налетел на человека за поворотом, и за секунду до того как обматерить того, кто мешается ему на пути, сообразил, что это мать Стива.
- Шон, ты уходишь? - вот она явно искренне обрадовалась, увидев его. Конечно, человек, буквально спасший жизнь ее любимому сыну, автоматически становился любимцем всей семьи до конца своих дней. Теперь, когда Стив, наконец, пошел на поправку, на ее лице все чаще можно было увидеть улыбку, особенно когда она смотрела на Шона. И он даже мысленно представлял себе, что такие теплые отношения с родителями Стива могут стать в будущем дополнительным плюсом в их отношениях. Идиот, какой непроходимый идиот... - Уже навестил Стива? Он спрашивал про тебя как проснулся.
Ага, наверное, порадовался, что «этот подонок» не приходит его навестить.
- Я... нет... Извините, миссис Льюис, мне пора...
Он беспрепятственно протиснулся мимо нее, желая оказаться сейчас как можно дальше от этой больницы, от нее, от Стива и желательно от всего остального человечества тоже.
- Шон, - встревожилась она, видимо все-таки уловив что-то в его лице и тоне, - у тебя все в порядке?
Нацепить на лицо успокаивающую улыбку оказалось не так уж и сложно.
- Да, все нормально. - Все просто охренеть как здорово!! - Извините, я правда спешу.
С чего он вообще взял, что Стив теперь должен относиться к нему как-то иначе? Это ведь он сам в приступе отчаяния признался ему в своих чувствах... Шону захотелось сгореть на месте со стыда. Как же он жалок теперь.

URL
2013-07-15 в 01:44 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

В этот раз оказалось так тяжело снова отказаться от надежды. Может быть, потому что в прошлый раз развязавшаяся война сразу лишила их шансов на какие-либо отношения, а в этот раз он позволил себе поверить, что сможет все исправить. Что сможет добиться Стива. В такие моменты ему хотелось с разбегу побиться головой о ближайшую стену. Нужно было смириться с мыслью о том, что для Стива он чудовище, испортившее ему несколько лет жизни. Только вот смириться никак не получалось.
Иногда он порывался все-таки ломануться в больницу, высказать Стиву все, что он о нем думает, а еще лучше - двинуть ему в морду. Отношения их это вряд ли наладило бы, но может, хоть полегчало бы.
Только порывы эти проходили так же быстро, как и накатывали, стоило лишь представить, что тогда он выставит себя еще большим дураком. Просто даст Стиву еще один повод посмеяться над ним.
Была у него еще мысль напиться, но он был почти уверен, что дойдя до определенной кондиции, начнет названивать Стиву со всеми вытекающими последствиями. В конце концов, у Стива был его телефон, и он вполне мог бы позвонить хотя бы для того, чтобы сказать спасибо. Но, по-видимому, он не считал себя чем-то обязанным ему, и хотя Шону и не хотелось себе в этом признаваться, его это сильно задевало. Сильнее, чем должно бы.
С момента его окончательного ухода из больницы не проходило и дня без того, чтобы он не вспоминал Стива. С обидой, расстройством, злостью, но иногда даже просто с волнением. Поправился ли он, не попал ли в очередную передрягу… а потом снова начинал злиться и желать ему незамедлительно гореть в аду.

О том, что история эта все-таки не закончится миром, он совершенно случайно понял через пару недель, когда зашел в банк проверить свой счет. Из здания банка он вылетел, как разъяренный бык в день корриды, и Стиву просто несказанно повезло, что дорога до его дома заняла у Шона некоторое время, в течение которого тот успел хоть самую малость остыть, так что когда он появился у него на пороге, он, по крайней мере, не прикончил его сразу же.
- Что это?! – рявкнул Шон, швыряя в него какой-то бумажкой. Стив неловко взмахнул рукой, но поймать ее не успел, только проводив ее равнодушным взглядом.
- И тебе здравствуй.
Он сделал рукой приглашающий жест, слегка посторонившись, пропуская Шона в квартиру.
- Я сегодня был в банке, - сообщил Шон, после секундного колебания воспользовавшись его приглашением. Он прошел в комнату, бегло оглядев голые стены и составленные у двери коробки с вещами. – Представляешь, какой сюрприз: на моем счету вдруг появилась крупная сумма неизвестного происхождения. Только вот выяснить, кто это сделал мне такой подарок, не составило большого труда! Ничего не хочешь объяснить?
- А что именно тебе тут непонятно? – Стив хитро прищурился, и Шон, не выдержав, надвинулся на него. В глазах его горело явное желание убить на месте.
- Какого хрена, Льюис? Что это за деньги?
- Это твои деньги. Я обещал, что отдам тебе все, что у меня есть, если ты поможешь мне. Ты мне помог. Не вижу никаких причин, почему я не должен сдержать слово.
Шон подавился воздухом, забыв, что собирался сказать. Ему казалось, что издеваться над ним дальше уже некуда, но у Стива за годы войны с ним определенно накопился огромный опыт.
- Сука ты неблагодарная… - потрясенно выдохнул он.
- Да почему неблагодарная-то? Ты даже не представляешь, насколько я тебе благодарен…
- Не представляю? – перебил его Шон. – Отлично представляю, как ты благодарен такому подонку, как я. Примерно так же, как и тому, кто тебя чуть не прикончил?
К его удивлению, Стив на этот гневный выпад отреагировал крайне спокойно, как будто именно этого от него и ждал. Он тяжело вздохнул и покачал головой.
- Ну я так и понял, что ты все слышал. Между прочим, я тебя подонком не называл.
- Что-то я твоих протестов там не услышал, - Шон надеялся, что в голосе его не слышно обиженных ноток, но воспоминания о том унизительном подслушанном разговоре выбивали его из колеи.
- Потому что я был зол на тебя! Меня за две недели навестили уже все, кого я только знал, и только ты даже не снизошел до того, чтобы зайти ко мне!
Шон второй раз за вечер не нашелся, что ответить. Как-то не укладывалось в голове, что Стив злился на него за то, что он не навестил его в больнице. Это совершенно не вписывалось в его картину мира, в которой Стив был неблагодарной тварью, ненавидящей его.
- Но ты… да все это просто слова! – спохватился он. – Вещички уже пакуешь, не иначе как съезжать собрался? Давай угадаю: квартиру тоже мне передашь?
- Я же уже говорил, это все твое. Это меньшее, что я могу тебе дать за спасение моей жизни.
- Подавись своими сраными деньгами! – Шон отпихнул его с пути, выходя за дверь. Злость снова полыхала внутри, причиняя настоящую боль. – Я не возьму от тебя ни цента. Не нужно обесценивать мою помощь.
В последний раз он взглянул на Стива, разворачиваясь с твердым намерением никогда больше не встречаться с ним и вообще вычеркнуть из своей памяти малейшие воспоминания о нем. Он успел уловить какое-то растерянное выражение у того на лице, но в следующее мгновенье Шон уже решительно шагал прочь.
- Стой! – отчаянный выкрик Стива не заставил его остановиться, но сердце внутри взволнованно екнуло. – Да стой же ты! Знаешь, почему я это сделал?
Стив все-таки сам догнал его, схватил за рукав, разворачивая лицом к себе.
- Ты не приходил ко мне! – обвиняюще выкрикнул он. – Две недели прошло, а ты как будто рад был, что отделался от меня! И я… я перевел эти деньги, потому что знал, что ты их не примешь, знал, что придешь ко мне выяснять отношения. Это был единственный способ поговорить с тобой.
Шон стоял, не в силах пошевелиться, и думал о том, как же громко у него сейчас сердце стучит. А еще о том, что глаза у Стива вблизи такие большие и такие темные. Больше ни о чем он подумать уже не успел, потому что в следующую секунду уже впечатывал Стива в стену, крепко держа его одной рукой за шею, а второй за плечо.
Губы у него оказались совершенно издевательски мягкими, податливыми, манящими, и он, не встретив сопротивления, скользнул языком внутрь, чувствуя, как вся кровь моментально прилила в низ живота. Хотелось завалить Стива хоть прямо тут, в коридоре. Никогда с ним такого не было, чтобы от одного поцелуя крышу сносило напрочь, и он нехотя отстранился, вопросительно глядя на Стива, не зная, какой реакции от него сейчас ожидать. Конечно, если бы Стив был против, он бы уже давно отпихнул его и спустил с ближайшей лестницы, так что он не слишком-то удивился, когда тот, дразняще облизнув губу, нервно выдохнул:
- Сволочь. Ведь чуть не ушел же…

the end

URL
2013-07-15 в 01:56 

Киллан Трегарт
Я и ранше с грЫматикой не дружыл, а типер савсем мрак. Мне стыдно, честное слово
Асцелла, СПАСИБО!!!
Спасибо за прекрасную историю и ХЭ, хотя и казалось моментами, что такой радости в финале не будет)

2013-07-15 в 02:07 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Фальбалла, ну уж так я его бедного тут мучила - грех было еще и закончить все плохо) Очень рада, что угодила. Спасибо!

URL
2013-07-15 в 02:43 

Rubyna
Асцелла, наконец-то! Спасибо! Фанфик очень понравился, очень рада, что главные герои остались вместе)))

2013-07-15 в 03:11 

Elena_nora
Моя предупредительная подпись бессильна....
уж так я его бедного тут мучила

фуух *выдохнула*.. да от тебя можно чего угодно ожидать))
я всегда к самому худшему готовлюсь, так что дооаа... грех было еще и закончить все плохо
таки за что огромнейшее спасибищще)) :squeeze:

Шон, и квартиру забирай, так он точно от тебя никуда не денется :-D

2013-07-15 в 08:22 

Gaytri
Надо! Надо по пять книг в месяц коли так!))))))))))) Поздравляем и спасибоспасибоспастбо!!!!

   

Приют Любимого Маньяка

главная