Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
23:05 

Девять жизней, продолжение 19.08

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Дорогие читатели, я этот оридж обещала вывесить еще с того самого счастливого момента, как узнала, что стану обладателем книги, но поиски беты слегка задержали процесс. Так что извиняюсь перед всеми, кто ждал!
Оридж большой, но почти дописан, только не бечен, так что задержек с выкладкой быть не должно.

НАЗВАНИЕ: Девять жизней
АВТОР: Асцелла
БЕТА: Allora
ЖАНРЫ: angst, drama, hurt/comfort
РАЗМЕР: макси
РЕЙТИНГ: NC-17
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Слэш, МПРЕГ !, смерть персонажа (не главного), жестокость… в общем, кроме мпрега, все как обычно)
СТАТУС: в процессе

@темы: фики, творчество, слэш, ориджиналы, Девять жизней, hurt\comfort, NC-17

URL
Комментарии
2013-08-11 в 17:50 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Nymphalidae, не, автор мясоед)) Сырой фарш, например, обожает) Просто черри это Ахиллесова пяточка. При виде черри автор теряет волю)
К тому, ее и в тортики можно добавлять и курить
Ооо, а вот это уже интересно!
Ну, думаю, что не разочарую, если купившись на все жертвоприношения... нет, не хэ пока! А вот продку? И да, у мальчиков пока еще все хорошо))

URL
2013-08-11 в 17:54 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

О церемонии Ричард думал сейчас в последнюю очередь. На выходе из комнаты Наон прижал его к стене и так долго и страстно целовал, что сейчас все его мысли были сосредоточены только на том, чтобы закончить, наконец, этот нескончаемый формальный бред и остаться с высшим наедине.
Наон стоял в первом ряду гостей, но его, похоже, действительно волновала исключительно церемония: на императора он даже и не смотрел, и вообще выглядел, как всегда, холодным и отстраненным. Ричард из-за этого раздражался все сильнее. Ну как тот может выглядеть таким равнодушным, тогда как ему от возбуждения даже просто стоять на месте тяжело? Спасало только, что Марк заранее позаботился о том, чтобы все действия во время церемонии буквально отскакивали у него от зубов, и можно было функционировать сейчас просто на автопилоте.
Ричард снова поймал себя на том, что пялится на посла, пытаясь разглядеть за высоким воротником следы, оставленные прошлой ночью у него на шее. Словно почувствовав на себе его взгляд, Наон улыбнулся едва заметно, краешком губ, на секунду посмотрел на него и коротко подмигнул. Ричарду пришлось прикусить губу, чтобы не заулыбаться в ответ, даже несмотря на зашевелившийся где-то глубоко внутри комок страха: они слишком безрассудны, они совершенно не думают о том, чем рискуют…


Как ни странно, закончилось все довольно быстро: официальная часть, бумаги, поздравления, и он – император. Неожиданно для него самого эта мысль отказалась укладываться в голове. Он – император, правитель всех обитаемых планет в этой галактике, человек, чье слово теперь решающее в любом вопросе, вершитель судеб. Это было так странно, будто он думал о ком-то другом. Все склонялись перед ним в почтительных поклонах, и даже Марк, словно проникшись торжественностью момента, не приставал к нему с текущими делами.
С одной стороны, Ричарду действительно хотелось, чтобы его все оставили в покое, но когда все, наконец, разошлись, он понял, что Наон вместе с ними. Не остался последним поздравить его, не задержался под каким-нибудь выдуманным поводом, а, сдержанно поздравив, ушел в направлении своей комнаты с чувством выполненного долга.
Зараза равнодушная! Ну и черт с ним! Мне, может, тоже плевать…
Ричард размашисто шагал по коридору, накручивая сам себя. Ноги, как-то не спрашивая его мнения, сами несли его в направлении комнаты высшего, когда чьи-то сильные руки, ухватив его за плечо, стремительно рванули в сторону, выдергивая и из коридора и из собственных мыслей. Среагировал Ричард моментально, выхватив висящий за поясом нож. В ту же секунду напавший был крепко припечатан к стене, а лезвие уже упиралось ему в шею так, что и пошевелиться было невозможно.
- Ну и реакция у тебя, - присвистнул Наон, не предпринимая даже попыток вырваться. – Ты мне шею поцарапал.
- Господи, ты с ума сошел, так подкрадываться! Я же запросто мог тебя прирезать!
- Вот так всегда, получил человек безграничную власть – и давай всех резать направо и налево.
Наон осторожно накрыл пальцы, держащие рукоятку, своими и медленно отвел руку от своего горла.
- Ох, черт… - Ричард провел большим пальцем по тонкой царапине у него на коже. – Прости, я не хотел!
Нож он убрал за пояс, но Наона отпускать не собирался, все так же вжимая его своим телом в стену.
- И куда же ты так поспешно направлялся? – усмехнулся тот, отпихивая его руку от своей шеи.
- К тебе! Думал, ты можешь так просто сбежать от меня?
- Да куда ж я от тебя денусь? Я тебя еще не поздравил с официальной должностью, - Наон помедлил секунду, и добавил, наклонившись ближе к его уху: - Лично не поздравил.
Ричарду показалось, он слышит звук, с которым ему срывает все тормоза. Он буквально набросился на Наона, лихорадочно стаскивая с него рубашку, жадно шаря ладонями по оголившейся коже.
- Зараза ты непрошибаемая! – порычал он. – Я с самого утра по тебе с ума схожу! Стоит там весь такой холодный, недоступный…
Он дернул застежку на штанах Наона, вырывая замок с молнии, но такие мелочи не способны были сейчас его остановить, возбуждение буквально зашкаливало, и сдерживаться теперь, когда объект вожделения был так близко, стало просто немыслимо. Сам Наон не менее решительно раздевал его, жарко дыша ему в ухо, и это совершенно не помогало сохранению самоконтроля.
- Думаешь, мне это легко далось?
Ричард не знал, насколько легко давалось Наону держать себя в руках, но вот его терпение, культивируемое с самого утра, закончилось окончательно. Довольно жестко развернув его лицом к стене, Ричард, не давая ему или себе времени задуматься, сдернул его штаны вниз, жадно прижимаясь к его обнаженной коже. Пульс оглушительно стучал в висках, бился в животе, заставляя забыть обо всем вокруг, забыть об осторожности.
Наон наклонил голову, утыкаясь лбом в стену, и Ричард, не сдержавшись, прижался губами к манящему узору на проступивших шейных позвонках. Это, похоже, было еще одной эрогенной зоной высшего, потому что на прикосновение тот отозвался низким, с трудом сдерживаемым стоном.
Он понимал, что заниматься этим в коридоре средь бела дня, когда в любой момент кто-нибудь может пройти мимо и застукать их – просто верх безрассудства, но остановиться уже не мог. Судя по всему, Наону сейчас также было плевать на полсотни гостей по всему особняку. Он протянул руку назад, обхватывая Ричарда за ягодицу и сильнее прижимая к себе.
- Мы не можем… - Ричард забыл все связные слова, даже дыхание давалось ему сейчас с трудом. Никого и никогда ему еще так сильно не хотелось, но он понимал, что в прошлый раз он и так поспешил, даже не подготовив Наона как следует, а в этот раз спонтанность и вовсе затмила здравый смысл. – У меня ничего нет с собой…
Наон вымученно простонал в стену.
- Я столько часов только о тебе и думал…
Шея у него была покрыта испариной, несмотря на то, что в коридоре было совсем не жарко, и даже сквозь затуманенное желанием сознание Ричард чувствовал, как тяжело, загнанно он дышит. Хотелось его уже просто до безумия, хотелось войти в него, почувствовать, как напрягаются горячие упругие мышцы. Хотелось быть внутри и ощутить этот живой, влажный жар… Он едва не взвыл от отчаяния. Нет, так было нельзя, неправильно было идти на поводу у своего желания. Он не хотел причинять Наону боль только из-за того, что не смог сдержаться, потому что тогда получалось бы, что он просто пользуется им. Думает только о собственном удовольствии…
- Нет, так нельзя! – он крепко ухватил Наона за плечи, развернул его лицом к себе. – Я так не могу.
Выглядел высший встрепанным, взъерошенным, и крайне возбужденным, только во взгляде сквозило такое непривычное для него недоумение.
- Нет? Но ты же тоже хочешь, - он неуверенно скользнул руками по бокам Ричарда, по животу и накрыл пальцами его пах.
Да уж… то, что Ричард хотел его, не подвергалось сомнению.

URL
2013-08-11 в 17:55 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
- Да… - он окинул взглядом Наона, как будто впервые его увидел. Высокий, стройный, как бог, раскрасневшийся от возбуждения, соблазнительно облизывающий пухлую нижнюю губу, с совершенно гипнотическим взглядом и длинными ресницами – ну разве можно было его не хотеть? – Да, - повторил он, - но не так.
Медленно, не разрывая зрительный контакт, он опустил руки, накрывая его пальцы своими. Он решительно потянул застежку молнии вниз, и Наон помог ему стащить штаны, а затем и выпутаться из остатков одежды.
Они соприкасались теперь голой, скользкой от пота кожей, и Ричард чувствовал, как бьется сердце прямо напротив его груди. Наон положил одну ладонь ему между лопаток, а вторую на поясницу, притягивая еще сильнее, если это вообще было возможно. Их затвердевшие члены соприкасались, терлись друг о друга, и Наон откинул голову, застонав уже в голос, не сдерживаясь.
Ричард толкнулся ему навстречу, скользнул по нему, чувствуя, как яростно и отзывчиво Наон подается к нему. Они двигались, словно единый организм, ускоряясь, жаждая получить больше. Наон ухватился за него как утопающий за последнее спасение, и только вскрикнул хрипло, когда Ричард обвил пальцами их члены, задвигав рукой резко, сбиваясь с темпа.
Ричард не сразу сообразил, что голоса, которые он слышит, принадлежат явно не Наону, и осознание того, что по коридору в их сторону кто-то движется, подействовало как удар тока. Он так нервно дернул рукой, что Наон вскрикнул… слишком громко.
- Шшш… - он буквально вдавил высшего в стену своим телом, зажимая ему рот ладонью. Это было форменным безумием: он просто не мог перестать двигаться, даже понимая, что если незваные гости повернут сейчас не в тот коридор, то застанут новоиспеченного императора, занимающегося сексом с послом высших. Он вжался лицом в плечо Наона, давя собственные стоны, чувствуя, как его накрывает волной чистейшего наслаждения.
Голоса в коридоре приближались, и через секунду должно было стать ясно, пройдут ли люди мимо, или же им предстоит быть застуканными. Это было неправильно, они должны были остановиться и сваливать отсюда, пока еще не поздно, но почему-то от ощущения такой близкой опасности, наслаждение стало еще острее. Наон вцепился в руку, зажимающую ему рот, зажмуриваясь как от боли, и Ричарду показалось, будто его насквозь прошило сильнейшим электрическим разрядом. Он не замечал ничего вокруг, ничего не слышал. Наслаждение вибрировало в теле, напрочь отключив его от всего остального мира.
Видимо, он все-таки выпал из реальности на какое-то время, потому что когда он осознал себя в следующий раз, он уже сидел на полу на коленях, бессильно привалившись к Наону. Пальцы у него были измазаны в теплом и мокром, и ему было так хорошо, что совершенно не хотелось никуда отсюда уходить.
Судя по тому, что межпланетный скандал назревать, похоже, не собирался, и никто не вопил в коридоре о моральном падении юного императора, их все-таки никто не застукал. Что, конечно же, являлось не их заслугой, а просто невероятно счастливой случайностью.
- Мы не можем больше так рисковать, - Ричард тяжело вздохнул и, не слишком-то вежливо оттолкнувшись от плеча Наона, поднялся на ноги. Все тело ныло, охваченное приятной истомой, и он сладко потянулся, прежде чем подобрать разбросанную по коридору одежду.
Он успел почти полностью одеться и уже застегивал пуговицы на рубашке, когда, наконец, сообразил, что Наон за все время не то что не сказал ни слова, но вообще подниматься на ноги не собирался. Сидел у стены какой-то непривычно притихший, комкая в руках ворох своей одежды, и выглядел пугающе угрюмым. Ричард протянул руку, рывком поднимая его на ноги. Наон не сопротивлялся, но он словно разом потух, и Ричард занервничал, гадая, что он сделал не так. Он не сводил взгляда с напряженной спины Наона, глядя, как сосредоточенно и не спеша тот натягивает на себя одежду. Но не успел он поинтересоваться, что же его так расстроило, как Наон сам обернулся к нему, в ярости сжимая кулаки.
- Значит, больше не можем? – зло выдохнул он, наступая на Ричарда, и тому понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, что Наон имеет в виду. – Думаешь, я отступлюсь просто так, из-за страха быть разоблаченным? И если ты готов прекратить… все это, то ты либо трус, либо подонок! Какого черта ты улыбаешься?!
За время своей гневной тирады он продолжал наступать на Ричарда, и теперь буквально припер его к стене, осекшись только когда натолкнулся на его довольную улыбку.
Ричард обхватил его рукой за шею, крепко сжимая в кулаке его длинные пряди, притянул к себе и заговорщически прошептал прямо в ухо:
- Я сказал, рисковать больше не можем, - усмехнулся он. – Так что марш в мою комнату… – он отпихнул Наона от себя, и, развернувшись, поспешно зашагал по коридору, не оглядываясь на него. – Разными путями!

***

Он проснулся слишком рано: за окном еще только начинало светать, и весь особняк спал, погруженный в темноту и тишину, такую непривычную для него. Не было слышно никаких разговоров, шагов в коридоре, гула несчетного числа машин, поддерживающих функциональность особняка. Не слышно было даже дыхания спящего рядом высшего. Тихо, как мышь, Наон спал, лежа спиной к нему и уютно обнимая подушку, даже не подозревая, что за ним сейчас наблюдают. Ричард усмехнулся, подумав, что совершенно заездил его, раз уж он вырубился мертвецким сном.
Прошлым вечером Наон, пусть и случайно, сказал больше, чем он надеялся услышать. Мысль об эмоциях, которые высший позволил себе проявить после того, как решил, что Ричард собирается прекратить только начавшиеся отношения, лестно грела душу. Было неожиданно приятно осознать, что для Наона это не просто спонтанный секс, и что прекращать эти отношения он не собирается.
Подобравшись поближе к нему, Ричард прижался грудью к его спине, обвивая руками и ногами, обхватывая, накрывая собой. Вряд ли у него получится снова уснуть сейчас, но просто лежать так было до невозможности хорошо, будто тепло от тела Наона проникало прямо под кожу, согревая его изнутри.
Уснуть действительно не получалось, потому что наступающий день волновал Ричарда куда больше всех насущных проблем. То, что он собирался сделать вместо подписания договора с высшими, определенно будет иметь огромный резонанс, и он пока не мог предсказать, какие именно последствия это за собой повлечет. Больше всего глодала мысль о том, как отреагирует Наон, и не нужно ли было предупредить его заранее.
Он так увлекся самокопанием, что совершенно не заметил течения времени, но вот привычный уже утренний стук в дверь не пропустил. Прятаться от Марка не было смысла, да он и не собирался, раз тот и так все знает, так что он только приподнял голову с плеча все еще спящего Наона. Старый слуга, хоть и смотрел на них обоих волком, но в этот раз явно сбегать в коридор не собирался.
- Господин, через полчаса вам нужно быть в… - он осекся, когда император властно мотнул рукой, обрывая его. Прижав указательный палец к губам, Ричард красноречиво кивнул в сторону поразительно крепко спящего Наона и принялся осторожно выбираться из кровати.
- Господину послу также пора собираться на дипломатическую встречу, - четко выделив первые два слова, рявкнул Марк. Причем рявкнул так, что не проснуться было уже просто невозможно.
Наон сонно простонал что-то, крепче обнял руками подушку и все-таки открыл глаза.
- О-па… - не особо смутившись, прошептал он, заметив слугу. – Доброе утро, Марк.
Судя по взгляду слуги, он с удовольствием вышвырнул бы высшего из императорской постели, если бы положение ему позволяло.
- Доброе утро, - учтиво поклонился он.
Ричард мысленно поставил себе галочку все-таки поговорить с Марком еще раз, чтобы закрыть этот вопрос раз и навсегда. Какой он император, если позволяет собственному слуге лезть в его личную жизнь.
- Распорядись, чтобы завтрак принесли сюда, - скомандовал он. – Мы будем готовы через двадцать минут. Можешь быть свободен.
Дождавшись, пока за Марком закроется дверь, он присел на колени у изголовья кровати.
- Не хотел тебя будить. Но нам и правда пора.
- Твой слуга нешуточно ревнует, - вместо ответа улыбнулся Наон, задумчиво очерчивая пальцами его подбородок.
- Фу, ты с ума сошел! Он мне в дедушки годится.
- И кто-то еще меня испорченным называл. Я не такую ревность имел в виду. Он всю жизнь нянчится с тобой, заботится о тебе. Он единственный человек, который всегда рядом с тобой, с которым ты советуешься и в чьем обществе проводишь больше всего времени. Но тут появляюсь я – и все твое внимание переключается на меня. Конечно, он боится, что станет тебе не нужен. И, полагаю, он боится, что ты можешь уехать со мной.
- Господи, ты что, мысли его прочитал?
- Я не читаю мысли. И вообще, это простейшие выводы, которые ты мог бы сделать и сам, если бы обладал зачаточными знаниями психологии.
Наон так лучезарно победно улыбнулся, что Ричард от такой наглости даже не сразу сообразил, что ответить. Одним сильным движением он взобрался обратно на кровать и, не давая Наону времени среагировать, оседлал его, прижал руки коленями и уперся ладонями в плечи, вжимая в кровать.
- На правах только что вступившего в должность императора признаю необходимость наказать тебя за дерзость.
Наон не предпринял даже попытки вывернуться, глядя на него с теплой задумчивой улыбкой.
- Я, конечно, не против ознакомиться с вашей системой наказаний, но нам пора собираться. Боюсь, без нас договор не подпишут.
Он все-таки вытащил руки из-под коленей императора, погладил его по бедрам, рассеянно глядя куда-то сквозь него. Ричарду не нужно было читать его мысли, чтобы понять, о чем он сейчас думает. Они подпишут договор, и официально у Наона больше не будет причин тут задерживаться.
В этот момент совесть не просто кольнула внутри, а дала ему здоровенного пинка, заставляя его почувствовать себя преотвратно. Нужно было сказать Наону сейчас о своих замыслах, до того как они пойдут на собрание. Он уже открыл было рот, но не успел произнести ни слова: в дверь снова постучали.
Чертов проходной двор…
- Ой, это, наверное, завтрак, - Наон легко выпрыгнул из кровати, - пойду-ка я в душ, а то еще не все твои слуги меня во всех подробностях разглядели.

URL
2013-08-11 в 17:56 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
За широкими стеклянными панелями, стеной воды и горячего пара силуэт Наона едва проглядывался. Император стремительно скинул с себя одежду, не глядя побросав ее на пол, и поспешил присоединиться к высшему. Створка душа отъехала почти бесшумно, но Ричард почему-то был уверен, что Наон все равно услышал его. Он стоял отвернувшись лицом к стене и опустив голову, подставляя напряженную шею и плечи под струи воды, и на появление императора никак не отреагировал.
- Тебя надо запретить законодательно, - Ричард накрыл ладонями его плечи, прижался к нему всем телом, с наслаждением зарываясь носом во влажные пряди у него на затылке.
Вместо ответа Наон развернулся, снова глядя на него этим новым задумчивым, серьезным взглядом.
- Ну так запрети, - без тени улыбки произнес он. – Ты же теперь император.
Ричард сцепил руки в замок за его спиной.
- Это будет первым пунктом в списке сегодняшних дел. Я тебя монополизирую, - он просиял, увидев, как слегка приподнялись уголки губ Наона в легкой улыбке. Только вот это было бледной тенью той улыбки, которой высший светился еще буквально вчера, и Ричарду не нужно было даже спрашивать, почему.
- Я не хочу уезжать, - подтверждая его мысли, прошептал Наон. – Когда я рвался сюда, к тебе, это все было как игра. Я не знал даже, вспомнишь ли ты меня, и я подумать не мог, что мы… - он запнулся, опустил голову, собираясь с мыслями.
Скажи ему, скажи сейчас, не тяни! Лучшего шанса у тебя не будет.
- Не хочу сейчас об этом думать, - Наон тряхнул головой, обдавая его веером брызг. – Я же пока еще тут.
Он обхватил лицо Ричарда ладонями, вовлекая его в поцелуй, такой отчаянно-страстный, словно он уже начал прощаться с ним.

Ричард так и не сказал ему ничего: собственно, в душе им было совсем не до этого, а потом они банально рисковали опоздать. Новоиспеченному императору и послу высших не прийти вовремя на подписание самого важного для них договора было просто непозволительно.
Успели они буквально впритык, и если Наон выглядел так, словно неторопливо и чинно шагал по коридору, выйдя из комнаты минимум за полчаса, то себя Ричард ощущал растрепанным и запыхавшимся. Как это удавалось высшему – оставалось загадкой.
Сопровождающие Наона, чьи имена ему даже до сих пор не назвали, невозмутимо уселись по обе стороны от посла, и Ричард поймал себя на том, что пытается разглядеть, такие же у них глаза, как у Наона, или нет. Его собственный помощник и советник что-то раздраженно зашептал ему, присев рядом, и пришлось возвращаться мыслями на землю. Справедливости ради, стоило признать, поводы злиться у его «правой руки» действительно были: с момента принятия должности император буквально выпал из текущих дел, и даже перед этим собранием не счел нужным посовещаться с ближайшим помощником. Тот был в курсе его намерений, и хотя явно не одобрял решение императора, спорить все-таки не решился.
Двое юристов, по одному от каждой из сторон, последними заняли оставшиеся свободные места за широким столом. Выложили на гладкую стеклянную поверхность необходимые документы и устремили вопросительные взгляды на императора.
Ричард ощутил, как явственно засосало под ложечкой. Сейчас от его решения, от того, как он поведет себя, что скажет, в буквальном смысле зависела судьба Империи. Он чувствовал себя ребенком, пытающимся принимать взрослые решения. Перехватив испытующий спокойный взгляд Наона, он заметил, как тот едва уловимо кивнул ему, словно подбадривая, и это действительно помогло собраться.
Он поднялся, отодвигая от себя стопку документов.
- Господин посол, господа участники делегации, - учтиво обратился он к собеседникам, - союз между нашими планетами существует не одно десятилетие, и все это время его положения были незыблемы: Глизе оставляет за собой статус независимой планеты, не входящей в состав империи, не вмешивается в дипломатические, экономические и военные отношения как внутри империи, так и вне ее…
Сопровождающие посла тревожно переглянулись, явно предчувствуя, что император клонит к чему-то, кроме обычного подписания договора, и Ричард, снова заволновавшись, продолжил уже быстрее.
- Но новые времена требуют от меня принятия радикальных решений. Империя до сих пор не может оправиться от эпидемии, мы ослаблены и разорены. Повстанцы уже захватили одну из отдаленных планет, и продолжают регулярные нападения на мирные территории. Их конечная цель – захват власти, и сейчас условия для этого самые благоприятные. У нас элементарно не хватает сил на восстановление, на решение внутренних проблем и одновременной борьбы с военной угрозой. Поэтому… - он решительно выдохнул как перед прыжком в ледяную воду, – я прошу вас отказаться от старого договора и не подписывать его. Ни для кого не секрет, что уровень жизни, эволюции, техники, физического и экономического развития на вашей планете несравнимо выше, чем на любой из планет этой галактики. И нам нужна ваша помощь. Нам нужны ваши знания, ваши умения, ваш опыт. Империя официально отказывается от подписания договора и просит у вас помощи.
Максимально вежливо поклонившись, Ричард опустился обратно на свое место в совершенно оглушительной тишине. Ему казалось, он даже слышит гулкий стук собственного сердца, будто все вокруг даже дыхание затаили. Его собственный помощник выглядел так, словно вот-вот готов выброситься в ближайшее окно, но Ричарда сейчас волновала реакция только одного высшего. И вот по его лицу совершенно невозможно было понять, что он об этом думает. Кажется, Наон выглядел слегка удивленным, и взгляд императора встретил нахмурившись.
Вот теперь превосходство высших было заметно невооруженным взглядом, и совещались они, судя по всему, даже рта не раскрыв: таинственно переглядываясь и не удостаивая землян вниманием. Совершенно синхронно они поднялись со своих мест, и Ричад вдруг в красках представил себе, что будет, если высшие откажутся от оказания помощи, если мирным отношениям с ними придет конец. Еще одного, и настолько могущественного, врага империи уже не потянуть. А высшие, оскорбленные наглостью землян, запросто могут в считанные дни взять власть в империи в свои руки.
- Нам необходимо посовещаться для принятия решения, - холодно сообщил Наон, и высшие стремительно удалились, больше ни слова не сказав.
Это была самая стремительная дипломатическая встреча в истории, и Ричард буквально чувствовал несущиеся в него со всех сторон проклятья. Конечно, в лицо никто не рискнул бы сказать императору, что он, сука такая, только что разрушил с трудом обретенный их прапрапрадедами мир, угробил их всех, а заодно еще пару миллиардов человек, но немую ненависть всех присутствующих он сейчас ощущал физически.
- Ваше первое решение в качестве императора определенно войдет в историю, - обреченно выдохнул его помощник.
- Дерек, - Ричард, и так уже взвинченный до предела, резко оборвал его, - когда мне нужно будет твое мнение – я дам тебе знать. А пока все свободны, будем ожидать решения высших.

Ричард метался по своей резиденции как затравленный зверь. Слуги, предчувствуя недоброе, заранее разбегались в стороны, стараясь не попадаться ему на глаза, и даже Марк не лез ни с какими вопросами. Сосредоточиться на делах совершенно не получалось, да и дело у них все равно сейчас было только одно, и от него зависела вся их дальнейшая судьба. Высшие упорно молчали, выматывая нервы ожиданием, и через несколько часов Ричард все-таки удалился к себе, наказав вызвать его сразу же, как только те примут решение.

URL
2013-08-11 в 17:57 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Комната без Наона вдруг стала казаться пустой, чужой и неуютной. Как такое было возможно, учитывая, что тот появился в его жизни всего несколько дней тому назад, было непонятно, но факт оставался фактом – Ричард не хотел оставаться тут без своего высшего.
Ага, этот самый высший сейчас принимает решение, не стереть ли вашу империю с тобой вместе с лица вселенной.
Ричард раздраженно мотнул головой. Нет, Наон не такой, он обдумает и взвесит это решение всесторонне, и даже если высшего и задело то, что он не посвятил его в свой план заранее, он не станет мстить ему под влиянием эмоций…
Ему захотелось бежать отсюда. Глотнуть свежего чистого воздуха, выкинуть из головы нависшую над ними угрозу… Но пугать обитателей особняка больше не хотелось, так что пришлось ограничиться доступным ему здесь выходом на улицу.

На широком балконном парапете, по-турецки сложив ноги, сидел Наон, задумчиво глядя куда-то вдаль. Ричард замер, словно ударившись о невидимую стену. В одно кошмарное, нескончаемо долгое мгновенье ему представилось, как Наон вздрагивает от неожиданности, не услышав его заранее, и, не удержав равновесие, летит вниз с этой кошмарной высоты, расшибаясь насмерть о каменные плиты внизу. Картинка была настолько четкой, настолько ужасающе реальной, что у него даже сердце замерло, пропуская удар. Он не заметил, как оказался рядом, крепко обхватил Наона обеими руками, сдергивая обратно.
- Ты с ума сошел! Ты знаешь, какая здесь высота? И ветер! Тут иногда так дует, на ногах не устоять, а ты на перила полез!
Он продолжал что-то еще говорить, ругать Наона за неосторожность, за такое безрассудство, за то, что заставил его так перенервничать, но осекся, почувствовав, как тот осторожно коснулся пальцами его щеки. Все слова и связные мысли вылетели из головы, эмоции сдулись, как проколотый воздушный шар.
- Ты разве не знал - высшие умеют летать.
- Что?! Вы еще и летаете?! – это заявление настолько ошеломило Ричарда, что моментально затмило даже испуг за Наона. Конечно, о высших ходило немало слухов, и не менее половины из них в итоге оказалось правдой, но чтобы еще такое… Ричард едва ли не с благоговейным трепетом посмотрел на него.
- Нет, Господи, нет, конечно! – Наон вдруг переменился в лице, засмеялся, снова солнечно засветившись, как и раньше, тут же превращаясь из недосягаемого посла высших в обычного озорного мальчишку.
- Что? Ты издеваешься что ли?!
Злиться на Наона было сложно, особенно когда он так лучезарно улыбался, так что восклицание получилось скорее просто удивленным.
- Ну, зато ты перестал кричать на меня, успокоился. Вон, улыбаешься даже.
- Ты чудовище, - Ричард действительно улыбнулся. – Только все равно, пожалуйста, не забирайся больше туда. Хоть глаза у тебя и кошачьи, я сильно сомневаюсь, что у тебя девять жизней.
- В смысле?
- Ну, у нас поговорка такая есть, что у кошки девять жизней. Очень живучие существа.
- Я тоже живучий, - беззаботно отмахнулся Наон.
- Сдается мне, при падении с такой высоты на бетон твоя живучесть тебе не слишком-то поможет.
Наон снова посерьезнел, так испытующе глядя на него, словно рентгеном насквозь просвечивал. Как будто снова пытался прочитать его эмоции, понять, что он чувствует.
- Прости, - вдруг произнес он, - я не подумал, что так напугаю тебя.
Это тихое искреннее «прости» по-настоящему удивило Ричарда: он никак не мог предсказать следующий шаг высшего, и тому каким-то непостижимым образом всегда удавалось поступить совершенно неожиданно.
- Я думал, ты злишься на меня, - признался он.
- Да уж, поговорить нам надо серьезно, - Наон отодвинулся от него, отходя к перилам, будто снова хотел снова усесться на них, но в последний момент, передумав, просто оперся о них бедром.
Ричард почувствовал, как внутренности скрутились узлом в дурном предчувствии.
- Вы приняли какое-то решение? – с трудом выдавил он из себя.
- Нет, конечно! Ты… - Наон все-таки не устоял на месте, нервно заметавшись взад-вперед по балкону, и Ричард испуганно отступил в сторону. Он впервые видел высшего в таком состоянии. – Ты ведешь себя совершенно несерьезно! Вывалить это на подписании договора – просто верх глупости! Такие серьезные заявления так не делаются. А разгребать все это теперь придется мне. Мне нужно связаться с правлением на моей планете, передать им… новости и попытаться как-то повлиять на их решение…
- Я знаю, знаю! – Ричард все-таки не выдержал смотреть на его нервные передвижения. Перехватил крепко за плечи, развернул лицом к себе. – Но, во-первых, у меня не было другого выхода. Я… Господи, я без году неделя император, и тут столько всего свалилось. Я боялся, что другого шанса обратиться к высшим у меня не будет…
- Как давно ты это решил? – Наон хоть и не пытался вырваться из его хватки, но все равно был слишком напряженным и отстраненным, словно готов был в любой момент оттолкнуть его.
Нужно было соврать. Ричарду не нужно было видеть назревающую бурю в кошачьих глазах напротив, чтобы понять это. Нужно было очень убедительно соврать. Только вот врать Наону он просто не мог. И дело было даже не в том, что высший в любой момент и так мог понять, о чем он на самом деле думает, просто нужно было набраться мужества не начинать новые отношения со лжи.
- Задолго до вашего приезда, - выдохнул он.
Наон все-таки отстранился, мягко, но решительно выпутываясь из его хватки. Выглядел он совершенно раздавленным.
- Пожалуйста, только не говори, что ты и со мной начал… только для того, чтобы повлиять на мое мнение, - устало прошептал он.
Ричарду понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что тот вообще имеет в виду, и злость вскипела в нем такой всепоглощающей стремительной волной, что опомнился он, только уже прижимая Наона к стене. Судя по тому, как поморщился высший, приложил он его со всей силы, но глухая ярость перекрывала сейчас в нем все остальные чувства, вытесняя даже жалость.
- Да за кого ты меня принимаешь?! – угрожающе рявкнул он. – Думаешь, я такими методами своих целей добиваюсь? Кто я, по-твоему – шлюха распоследняя, чтобы такие вопросы через постель решать?!
К его удивлению, Наона действительно проняло. Он испуганно замотал головой, успокаивающе накрывая ладонями намертво вцепившиеся в его рубашку пальцы.
- Нет, нет! Прости, я не хотел тебя оскорбить! Боже, о чем я только думал… - раскаяние было настолько искренним, что сердиться на него стало совсем сложно.
Ричард запустил пальцы ему в волосы, крепко обхватывая затылок.
- Не смей больше никогда так про меня думать, - прошептал он. – Я с тобой, потому что я так хочу, а не потому, что это мне для чего-то нужно.
Получив в ответ решительный кивок, он слегка ослабил хватку, пока не отпуская Наона полностью.
- Только это не отменяет текущих проблем, - тяжело вздохнул высший. - Вообще-то, хоть и обставил ты все с грациозностью мамонта в посудной лавке, лично нам с тобой эта ситуация определенно на руку…
- Не пояснишь?
- Поясню. Если мне удастся убедить наших, что ты не хотел никого оскорбить, а поступил так по молодости, глупости, неопытности, - он стойко проигнорировал кислый взгляд Ричарда, - то следующим шагом будет заставить их оставить меня здесь в качестве постоянного представителя. Уверен, они не согласятся оказать помощь так сразу, и нужен будет высший, который разберется с вашими текущими делами: убедится, так ли все плачевно, и какого рода помощь мы действительно можем оказать.
- Думаешь, у тебя получится их убедить?
- Ну, придется приложить к этому все силы. Как-то же мне удалось убедить их послать меня сюда. – Он решительно отпихнул руки Ричарда и ухватил его за подбородок. – Только, пожалуйста, никогда больше не скрывай от меня такие важные решения… - задумавшись на секунду, он уверенно добавил, - вообще больше от меня ничего не скрывай.
- Слушаюсь, господин посол. - Ричард подумал, что это было самое легкое обещание в его жизни. Хватило ему одной совершенной глупости – больше он не хотел, чтобы между ними были какие-то недомолвки.
- Ладно, пойду свяжусь со своими. Пожелай мне удачи.
Он не успел сделать и шага в направлении комнаты, когда Ричард перехватил его за запястье. Дернул на себя, крепко обхватил поперек спины, и поцеловал сильно, жестко, удерживая рукой за шею так, словно хотел показать, что никуда его не отпустит.
Но пока это не успело зайти слишком далеко, Ричард так же решительно прервал поцелуй. Прижался щекой к щеке Наона и прошептал:
- На удачу.

tbc

URL
2013-08-11 в 20:06 

Nymphalidae
Просто красивый девочка!
Асцелла, :beg::beg::beg:
*кормежка действует* Обалдеть! :heart: Бету тоже надо подкормить за такую оперативность))))
Лихо все закручивается. Назрел вопрос, если империя просит у высших (более сильных и могущественных, если я правильно все поняла) помощи, то не попадает ли она в зависимость? Т.е., одно дело, когда равные силы сотрудничают, а тут Император практически подписался в своей слабости и просит более сильного партнера оказать поддержку пошатнувшемуся правительству. Как бы у высших не возник соблазн воспользоваться ситуацией.
За парочку нашу рада, что им удается находить общий язык, несмотря на то, что они практически сейчас по разные стороны баррикад. Хоспадибожемой, мне уже страшно, как подумаю, что это только начало, а дальше...
Жду "дальше" :heart::heart::heart:

2013-08-11 в 20:41 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Nymphalidae, ммм, да, работать за еду - я совсем не против!
Назрел вопрос, если империя просит у высших (более сильных и могущественных, если я правильно все поняла) помощи, то не попадает ли она в зависимость? Т.е., одно дело, когда равные силы сотрудничают, а тут Император практически подписался в своей слабости и просит более сильного партнера оказать поддержку пошатнувшемуся правительству. Как бы у высших не возник соблазн воспользоваться ситуацией.
Ага, абсолютно точно. По-любому в какую-то зависимость попадает. Но во-первых, у Ричарда просто выбора уже нет, потому что дела в Империи - хуже некуда, а во-вторых, это все-таки высшие. До невозможности благородные. Так что тут Ричард верит, что пользоваться ситуацией они не станут.
За парочку нашу рада, что им удается находить общий язык, несмотря на то, что они практически сейчас по разные стороны баррикад.
Ромео и Джульетта) Ну да, очень сложно в отношениях разделять личное и, так сказать, рабочее. Хотя, в скором времени, в этом плане еще будут проблемы... ой, все, не спойлерю!
Хоспадибожемой, мне уже страшно, как подумаю, что это только начало, а дальше...
:angel: Дада, я сразу предупреждаю, чтобы меня потом не винили. Будет трындец. Неее, будет ТРЫНДЕЦ)))
Спасибо большое за отзыв! Я простимулирована творить дальше)))

URL
2013-08-11 в 20:56 

Nymphalidae
Просто красивый девочка!
Асцелла, от меня так легко не обтделаешься :-D
По поводу высших, я тоже как-то еще надеялась на их высокоморальность, высокодуховность и, вообще, возвышенность, но чую, не все так высоко))) Люди они люди и есть.
Мне еще не дает покоя татуировка у Наона (мой фетиш)))). Она что-то значит, да?
А! Забыла в предыдущем отзыве сказать спасибо за сцену в коридоре! :heart: Прям очень и очень (перечитала дважды))) :chup2:

Я простимулирована
Надо будет еще что-нибудь простимулировать, обращайтесь мы и простату найдем, если надо :-D (посадила помидорки и готовлю мясо на фарш)))

2013-08-11 в 21:10 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Nymphalidae, А! Забыла в предыдущем отзыве сказать спасибо за сцену в коридоре! Прям очень и очень (перечитала дважды)))
:bigkiss: Вот за это просто отдельное спасибо!! Я прямо перед выкладкой смотрела на эту сцену, и тут напал приступ долбоебства самокритичности! Начала думать, сомневаться. В итоге оставила как есть, и вот он, ответ - надо больше верить в себя))
По поводу высших, я тоже как-то еще надеялась на их высокоморальность, высокодуховность и, вообще, возвышенность, но чую, не все так высоко))) Люди они люди и есть.
Да не, на самом деле, они вроде бы, такими высокоморальными всегда и будут...
Мне еще не дает покоя татуировка у Наона (мой фетиш)))). Она что-то значит, да?
:shuffle2: И мой фетиш тоже) Вообще значит, но поскольку Наон свою судьбу по ней узнавать не хочет, то я, боюсь, она просто фетишем и останется.
Надо будет еще что-нибудь простимулировать, обращайтесь мы и простату найдем, если надо
:kapit:

URL
2013-08-11 в 21:22 

Nymphalidae
Просто красивый девочка!
Асцелла, поскольку Наон свою судьбу по ней узнавать не хочет, то я, боюсь, она просто фетишем и останется
:crzfan: ААаааа! Это то, что я подумала, да? Я все правильно поняла? *о боже, ща отдышусь в пакетик* Это не просто фетиш, это фетиш со смыслом! :buh:
надо больше верить в себя))
это да! И ни в коем случае не сомневаться (особенно в таких кинках :-D )
Все, закругляюсь, чтоб не спугнуть "стимул"))))):heart:

2013-08-12 в 00:33 

Киллан Трегарт
Я и ранше с грЫматикой не дружыл, а типер савсем мрак. Мне стыдно, честное слово
Асцелла, вот подкинул Ричард головной боли Наону))
Спасибо за проду! Быструю и долгожданную)
С нетерпением жду, как это ни странно Будет трындец. Неее, будет ТРЫНДЕЦ)

2013-08-12 в 01:29 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Nymphalidae, ой, я что-то туплю...
Это то, что я подумала, да? Я все правильно поняла?
А что подумала?

Фальбалла, ну да, хотел как лучше, а получилось, что свалил все это на Наона,заставил его расхлебывать. Ну зато хоть шанс вместе остаться)
Благодарю за отзыв! Очень приятно)

URL
2013-08-12 в 01:46 

Nymphalidae
Просто красивый девочка!
Асцелла, :lol: А что подумала?
что это чуть-чуть спойлер :-D читать дальше

2013-08-12 в 10:15 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Nymphalidae, о, боже, я лохушка :lol::lol::lol: Это и правда был спойлер!! Мне казалось, я эту часть уже выложила...

URL
2013-08-12 в 12:25 

Nymphalidae
Просто красивый девочка!
Асцелла, оу, значит, это будет где-то в ближайших частях? :vict:

2013-08-14 в 22:19 

Алисса А2
Ты разве не знал - высшие умеют летать…

Я – знала!..
А еще – высшие умеют делать так, чтобы другие летали.
Ну, по крайней мере, один высший точно умеет.

С точки зрения сюжета, эта часть – наверное, про «самую стремительную дипломатическую встречу в истории». ))) Про то, как Ричард, «сука такая» :vo:, чуть не пустил прахом все накопленное с таким трудом… Про то, как Наону теперь все это разгребать. И обрабатывать своих сородичей. (Ой, вот кстати одно место – оно мне ну так понравилось!.. - Вот теперь превосходство высших было заметно невооруженным взглядом, и совещались они, судя по всему, даже рта не раскрыв: таинственно переглядываясь и не удостаивая землян вниманием. Совершенно синхронно они поднялись со своих мест… - Такая сцена живая, как в кино!.. Да-да, вот мне и еще немного про высших ;) )

Но у меня в голове все заслоняет другой сюжет.
И даже не жаркая сцена в коридоре – которую я, бесспорно, обожаю и Автора бы просто загрызла, если бы он за счет этого момента вздумал реализовывать свои приступы долбоебства самокритичности!

Сильнее всего все мои фибры трепещут и звенят от того, каким потрясающим образом раскрывается тут волшебный, лучезарный, светлый эльф.
Которому, оказывается, ведомы такие сомнения и страх. Который, оказывается, может быть таким уязвимым. Таким беззащитным и ранимым.
Ведь за такой короткий срок, несмотря на всю страсть и напор Ричарда к «своему высшему» (обожаю, когда он так о нем думает!!), Наону пришлось пережить несколько таких шокотерапий – и в том же коридоре, и после срыва подписания договора -
- Пожалуйста, только не говори, что ты и со мной начал… только для того, чтобы повлиять на мое мнение, - устало прошептал он...
Да и вообще, как-то не задумываешься о том, что творится в душе этого светлого, такого совершенного высшего, и потом – как по морде, наотмашь:
- Я не хочу уезжать, - подтверждая его мысли, прошептал Наон. – Когда я рвался сюда, к тебе, это все было как игра. Я не знал даже, вспомнишь ли ты меня, и я подумать не мог, что мы… - он запнулся, опустил голову, собираясь с мыслями.
И даже горло сжимается от мысли: так вот он какой, на самом деле?.. Такой хрупкий... И как же его надо беречь!...

Да. ДА!!! ДА!!!! Вот так я люблю Наона, злобный, невыносимый ты Автор!

Ну и конечно – фразы, вошедшие в мой цитатник. Жемчужины…
Тебя надо запретить законодательно…
Я тебя монополизирую…

:inlove:

2013-08-16 в 15:40 

Асцелла, спасибо!

2013-08-16 в 17:05 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Nymphalidae, вот в самой ближайшей будет об этом. Но совсем чуть-чуть)

Алисса А2, ну как же я люблю, когда ты Наона любишь))
Сильнее всего все мои фибры трепещут и звенят от того, каким потрясающим образом раскрывается тут волшебный, лучезарный, светлый эльф.
Которому, оказывается, ведомы такие сомнения и страх. Который, оказывается, может быть таким уязвимым. Таким беззащитным и ранимым.

У меня вообще высшие как-то по ходу сюжета стали сами вырисовываться. Я их сначала не такими представляла. А они на самом деле уязвимые, беззащитные и ранимые. Ну какими они еще могут быть, если живут практически в раю, не знают ничего о темной стороне жизни, о злобе, насилии... Они же как дети, светлые и наивные. Да и людей наверняка опасаются. Для них люди дикари какие-то непонятные, как обезьяна с гранатой. Только Наон, дурачок такой, к людям тянется. Ну, не ко всем людям... к одному)))
В общем, будем продолжать любить Наона)) :bigkiss:

Lynx58, всегда пожалуйста :attr:

URL
2013-08-19 в 22:59 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Для всех, кто ждет - бооольшое продолжение. Спасибо бете за оперативность!

***


То ли дар убеждения Наона был настолько силен, то ли просто ничто не могло остановить его на пути к цели, но ему удалось добиться от высших решения не применять никаких мер в отношении неопытного молодого императора, и даже оставить его самого на Земле в качестве официального представителя.
Ричард был уверен, что Наон послан ему свыше в качестве личного ангела-хранителя. Он ни секунды не сомневался, что без Наона все закончилось бы не так позитивно. И ему оставалось только мысленно благодарить высших за благородство и мудрость. Они не стали мстить императору за неуважение, дерзость и попрание дипломатического этикета, а отнеслись к вопросу серьезно и с пониманием. Теперь велик был шанс, что взвесив все «за» и «против», они действительно окажут помощь империи.
Пока же Наон, так же как и он сам, по уши погряз в делах, отнесясь к возложенной на него миссии со всей ответственностью. Они почти не виделись днем: высший успел побывать уже на двух наиболее проблемных планетах, пообщался с большинством советников по проблемам финансов, науки, образования, но ему катастрофически не хватало времени. Обычно уже далеко за полночь Наон пробирался в комнату к императору, и сидя в ногах его кровати, рассказывал, спрашивал, уточнял и спорил до тех пор, пока это либо не заканчивалось порцией жаркого секса, либо пока они оба не засыпали, совершенно измотанные нескончаемым ворохом забот.
Ричард никогда еще не чувствовал себя таким счастливым.
Еще одним ощутимым плюсом в его новом положении было то, что «молодого, неопытного императора» после его безрассудного безумного поступка заметно зауважали. Ему же удалось заставить высших не подписывать договор и задуматься об оказании помощи империи. Определенно, все те, кто считал, что его затея – форменное самоубийство, теперь смотрели на него совсем по-другому. Теперь к его мнению прислушивались не просто потому, что он император.

- Я завтра поеду в центр репродукции, - заявление Наона вывело из раздумий, возвращая мыслями к делам насущным. - Общался сегодня с Дереком, он сказал, что проводит меня завтра, покажет там все…
Наон лежал поперек кровати в изножье, обложившись со всех сторон документами, так что Ричарду пришлось сидеть, поджав ноги, держа планшет на коленях, и мышцы уже ощутимо затекли от такой неудобной позы. Он поерзал, пытаясь найти положение получше, и, наконец, не выдержав, вытянул ноги, закидывая их прямо поперек поясницы Наона. Ричард не был уверен в том, как отреагирует высший, так что даже дыхание на мгновенье затаил, готовый в любой момент убраться обратно.
Не отрываясь от своих бумаг, Наон протянул руку, мягко погладив его по бедру, и продолжил говорить, как ни в чем не бывало.
- Хотя тут мы вам вряд ли чем-то поможем. После эпидемии у нас дети точно так же не рождаются, как и у вас. Наши ученые выяснили, что организмы новых поколений уже полностью очищены от каких-либо остатков вируса, и физически полностью готовы к оплодотворению, но… - он пожал плечами, и вдруг, лукаво улыбнувшись, обернулся к Ричарду. – Кстати, ты знаешь, что последний ребенок был рожден в союзе высшего и человека?
- Да, конечно, я читал об этом, - Ричард все-таки отложил планшет в сторону. Буквы все равно расплывались перед глазами, и нужно было уже ложиться, чтобы успеть поспать хоть немного. Утром ему предстоял полет на Лиру для встречи с верховным советом главнокомандующих в полном составе. Переговоры с таким числом матерых военных заставляли его чувствовать себя зеленым мальчишкой и нервничать куда больше, чем полагалось императору.
Убрав ноги с Наона, он подобрался ближе, заполз под его руку, решительно распихивая все бумаги, и перевернулся на спину, глядя на него снизу вверх.
- А что значит твое имя? – неожиданно для самого себя спросил он. Имена высших были для людей в диковинку, и он был уверен, что они просто обязаны означать что-то величественное и таинственное.
- Древний хранитель или что-то в этом роде, - отмахнулся Наон.
Ричард протянул руку, обхватывая его за шею, дразняще погладил пальцами так манящее его место на затылке, и Наон прикрыл глаза, с готовностью подаваясь навстречу ласке.
- А татуировка? Она у всех высших такая?
- Ммм… как хорошо… - Наон наклонился ниже, утыкаясь лбом ему в плечо. – Это не татуировка, это родимое пятно. Оно у всех разное… говорят, по нему можно узнать свою судьбу. Есть высшие, которые умеют читать судьбу по нему.
- А ты знаешь свою?
- Нет! Нет, - Наон активно замотал головой, щекоча его лицо мягкими прядями. – Не хочу знать.
- Трусишка, - улыбнулся Ричард, не переставая поглаживать его.
- Я не боюсь! Просто мне нравится думать, что моя судьба еще не определена и все-таки зависит от меня.
Наон широко зевнул и обхватил его обеими руками, словно подушку.
- И предупреждая твой следующий вопрос, - сонно пробормотал он, - да, у всех высших такие глаза. Зрачки такие… только цвет разный…

Утром они так и проснулись: в обнимку поперек кровати, на ворохе разбросанных документов. И они снова опаздывали.
Точнее, опаздывал Ричард. Наон же сидел на кровати, с улыбкой наблюдая за его попытками одновременно натянуть на себя штаны, застегнуть рубашку, почистить зубы и побриться.
- Будешь ржать – придушу подушкой, - Ричард проскакал мимо, пытаясь попасть одной ногой в штанину.
- Будешь душить меня подушкой – точно опоздаешь, – Наон грациозно увернулся от пролетевшей мимо него расчески. – Нечего было Марка так третировать. Теперь привыкай сам просыпаться вовремя.
- Я смотрю, тебе нравилось, что он тебя каждое утро без штанов лицезреет?
- Не нравилось, - Наон посерьезнел. – И ему, кстати, тоже… мне кажется, он мне однажды отраву в еду подсыплет.
Ричард так и замер посреди комнаты с одним ботинком в руках.
- Ты прочитал его мысли? Он хочет тебя отравить?
- Я не читаю мысли, – высший тяжело вздохнул и терпеливо продолжил: - и нет, это просто неудачная шутка. Но то, что он терпеть меня не может – это правда.
Справившись все-таки с последней деталью гардероба, Ричард подошел к кровати, оперся одним коленом о матрас и наклонился коротко поцеловать Наона в губы.
- Он привыкнет. Поймет, что это не мимолетная интрижка, что это серьезно – и перестанет злиться… - он осекся, увидев, как довольно заулыбался Наон. – Что?
- Так значит, серьезно?

***

URL
2013-08-19 в 23:00 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

Если команду корабля или кого-либо из сопровождающих и удивляла периодически наплывающая на лицо императора совершенно неуместная улыбка, они упорно делали вид, что ничего необычного не замечают. Ричард же просто не мог удержаться: при воспоминании о Наоне, о том, как солнечно загорелся он при одном невольном признании, внутри становилось до невозможности тепло, и сосредоточиться на предстоящей встрече было совсем тяжело.
Может быть, поэтому переговоры дались ему куда легче, чем он опасался. Конечно, противостоять дюжине самоуверенных полководцев, рвущихся в бой, было непросто даже императору. Вся верхушка военной мощи империи пыталась убедить его нанести массированный удар всеми силами по Тау. Ричарду было прекрасно известно, что основной лагерь повстанцев находится именно там, но точное местоположение было неизвестно, и он не собирался уничтожать подчистую планету с миллионами мирных жителей только для того, чтобы таким образом избавиться от экстремистов. Какие неприятности и какой ущерб ни наносили бы они империи, Ричард не хотел обагрять свои руки кровью и входить в историю в качестве жестокого тирана.
Только вот генералы его придерживались совершенно другой позиции, и одного его слова было недостаточно, чтобы закрыть этот вопрос. Ричард не мог просто так принимать решения, не прислушиваясь к их мнению. Нужно было приходить к кому-то консенсусу и разрабатывать новый план.

После пары часов жарких споров Ричард едва заметил стремительно влетевшего в зал человека, направившегося прямиком к нему. Судя по тому, насколько запыхавшимся тот выглядел, дело было срочным, но добежать через весь зал тот не успел: в самом начале пути он был перехвачен стоящим начеку Марком. Ричард, в общем-то, был ему благодарен - совещание было слишком серьезным, чтобы отвлекаться по пустякам, а Марку он доверял полностью, и был уверен: тот оторвет его от дел, только если в этом будет необходимость.
И действительно, через минуту, перехватив его вопросительный взгляд, Марк успокаивающе махнул рукой и вышел, увлекая гонца за собой.
Ричард тут же и думать забыл об этом инциденте, и только два часа спустя, когда все разошлись на несколько минут передохнуть и перекурить, выцепил из толпы в коридоре Марка.
- Что случилось?
- Не волнуйтесь, - уверенно кивнул старый слуга. – Ваш заместитель уже со всем разобрался.
Он хотел было насесть на Марка, чтобы вытрясти из него детали всего, с чем там пришлось разбираться Дереку, но времени на это уже не было: нужно было возвращаться к работе.

Закончили они далеко за полночь. Хотя бы в основных вопросах им удалось прийти к согласию, так что можно было даже считать переговоры успешными. Только вот Ричард слишком вымотался, чтобы думать о чем-либо, кроме своей большой уютной кровати и своего высшего в ней… любимого, жизненно необходимого Наона, которого нужно было обнять, прижать к себе, зарыться лицом в теплое и родное…
- Господин, вам нужно связаться с Землей.
Заявление было более чем неожиданным. Во всяком случае, Ричард всеми своими чувствами ощутил, что ничего хорошего оно не сулит. Марк слегка смущенно потупился, подтверждая его подозрения.
- Что случилось? Марк, что там произошло?!
- Господин, ваш заместитель со всем разобрался, вас нельзя было отвлекать от…
- Что случилось?! – Ричард рявкнул так угрожающе, что Марк испуганно попятился от него. Никогда еще он не видел императора в такой ярости.
- Было совершено нападение на клинику репродукции…
Ричарду показалось, что пол ушел из-под ног. Горло сдавило железными когтями страха, так что даже говорить стало сложно.
- Как он? – с трудом выдавил он из себя.
Ему не нужно было уточнять, кто это «он», Марк и так все прекрасно понимал, но, словно и не замечая состояния императора, невозмутимо продолжил:
- Нападение было успешно остановлено. Все нападавшие либо убиты, либо задержаны. Я думаю, вам лучше связаться с заместителем…
Марк только испуганно охнул, когда Ричард, прерывая его лепет, прижал его к стене.
- Я завтра лично расстреляю тебя на главной площади, если ты сейчас же не скажешь мне, что с Наоном.
Никогда в жизни ему не было так страшно. Что-то холодное и липкое комом ворочалось в животе, сдавливая легкие, сердце, мешая дышать. В голове билось только «Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, пусть он будет жив! Господи, не допусти, чтобы с ним что-то случилось!».
- Я не знаю, что с ним! – Марк заметно поморщился. Видно было, что у него нет ни малейшего желания говорить о Наоне. – Я выяснял исключительно вопросы, касающиеся нападения. Ваш заместитель заверил меня, что у него все под контролем.

Дерек также начал с доклада о том, что ситуация стабилизирована, все нападающие пойманы, волноваться не о чем, клинике нанесен минимальный ущерб… и Ричарду захотелось придушить его на месте.
- Как посол?! – не выдержав, рявкнул он в микрофон, уже не задумываясь о том, что вот-вот спалится прямо перед своим заместителем.
- Его только задело слегка, - поспешил успокоить его Дерек. – Как только все закончилось, я тут же увез его в вашу резиденцию, а сам вернулся в клинику. Нужно было распорядиться насчет задержанных…
- Так он в порядке? – облегчение было таким оглушающим, что у Ричарда даже колени подогнулись, и он буквально рухнул в кресло. Руки еще слегка подрагивали от волнения, но теперь он хотя бы мог дышать.
- Ну, когда я его оставил, его жизни ничто не угрожало… - уже менее уверенно ответил Дерек.
- Ладно… - Ричард лихорадочно зарылся пальцами в волосы. Никак не удавалось собраться с мыслями, когда все, о чем он мог думать, это как поскорее добраться до Наона. – Я буду через два часа. Подготовь отчет.

URL
2013-08-19 в 23:02 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Дорога до дома никогда еще не казалась Ричарду такой длинной. Он смотрел в окно на приближающиеся очертания Земли, и тихо бесился от того, что они так медленно летят. Несмотря на заверения Дерека, ему постоянно начинало казаться, что заместитель просто не сказал ему всей правды, и высший умер там от страшных ранений, или же он теперь обезображен, или истекает кровью…
Он едва дождался, когда скайкар плавно притормозил возле главного входа, и почти бегом бросился в лазарет. Конечно, нужно было проявить еще немного самообладания, и не показывать так явно, как сильно его волнует судьба посла, но сил сдерживаться уже не было. Все остальное просто не имело сейчас значения.
Лазарет встретил его пугающей тишиной, запахом чистоты и каких-то лекарств. В ряде белоснежных чистых коек не пустовала сейчас только одна, у дальней стены: конечно, если и были еще раненые, больше никого в резиденцию императора не отправили. Высший лежал, свернувшись невероятно компактным калачиком, непривычно хрупкий и бледный, как подушка, к которой он прижимался щекой. Ричард увидел бинты, обхватывающие его шею, намотанные вокруг ключицы и поперек груди, и от отчаяния захотелось взвыть в голос. Это его вина, это он заставил Наона остаться здесь, это он не уследил за ним, не смог обеспечить ему защиту…
- Я уже думал, ты не придешь, - голос высшего прозвучал так тихо и устало, что Ричард едва узнал его. Наон даже не пошевелился, только смотрел на него с мягкой вымученной улыбкой.
- Господи… - Ричард буквально рухнул на кровать, чувствуя, как мешает говорить непонятно откуда взявшийся ком в горле. – Прости меня, я узнал только вечером, и сразу помчался сюда.
- Да не извиняйся, я же просто пошутил, - Наон медленно вытащил одну руку из-под тонкого одеяла, которым был накрыт по плечи, ухватил его за ладонь и подтянул к своему лицу, прижимаясь к ней щекой. Ричард автоматически отметил, что щека его явно горячее, чем обычно.
- Меня подстрелили, - доверительно сообщил Наон.
- Я заметил!
Второй рукой Ричард осторожно погладил его по голове, перебирая пальцами шелковистые пряди. Ему совершенно не нравилось, что Наон такой тихий и заторможенный, что он почти не шевелится, так, словно ему действительно больно делать это. И больше всего ему не нравилось, что высшего почему-то оставили в таком состоянии одного. Он осторожно вытащил свою ладонь из слабых пальцев Наона, и поднялся на ноги.
- Я пойду найду твоего врача…
- Не надо меня искать, я уже тут, - раздался голос у него за спиной, и Ричарду оставалось только гадать, как давно уже вошел врач и что именно он успел увидеть.
- Очень своевременно, - холодно оборвал его Ричард. – Где вас носит? Или у вас есть более важные дела, чем раненый высший?
- Не надо! – тихая просьба Наона подействовала поразительно отрезвляюще, и Ричард замолчал на полуслове. – Со мной тут возятся целый день. Я сам попросил оставить меня в покое, чтобы поспать немного.
- Простите, господин, - врач выглядевший слегка обиженным, бесцеремонно оттеснил Ричарда и приступил к осмотру Наона. – Но состояние пациента стабильно. Мы провели все необходимые мероприятия по оказанию помощи, и теперь ему нужен покой и здоровый сон.
- Ранение серьезное?
Больше всего Ричарда бесила сейчас собственная беспомощность. Даже при этом враче он не имел права быть рядом с Наоном, не имел права волноваться за него, тогда как больше всего на свете сейчас хотелось присесть рядом, наклониться к нему, поцеловать успокаивающе в уголок губ, так, чтобы оба они поверили, что самое страшное позади. Ричарду физически необходимо было почувствовать тепло его кожи, почувствовать, что он здесь, живой…
- Пуля попала в основание шеи. Кость не задета, повреждены только мягкие ткани и мышцы. Господин посол потерял много крови к тому моменту, как ему смогли оказать помощь, но сейчас все показатели уже в норме. Пулю мы извлекли, рану обработали и зашили.
- У него лоб горячий! – не унимался Ричард.
По удивленно округлившимся глазам доктора, можно было только гадать, что он об этом подумал. Он поперхнулся на полуслове, откашлялся и постарался невозмутимо ответить.
- Температура слегка повышена, но это нормально для такого ранения. Не волнуйтесь, господин посол получает все необходимое: обезболивающее, противовоспалительное… так что пару дней постельного режима – и я уверен, все будет в порядке.
- Так мне нужно оставаться здесь? – подал голос Наон, и Ричард с изумлением понял, что перед высшим доктор робеет куда сильнее, чем перед императором.
- Если вы пожелаете, мы перевезем вас в вашу комнату, - учтиво кивнул врач.
Перехватив совершенно несчастный взгляд Наона, Ричард совсем растерялся. Понятно было, что им обоим хочется, чтобы он вернулся в их комнату, потому что уже невозможно было даже представить, как теперь спать не вместе. И было совершенно нелепо, что Ричард не может, не должен быть сейчас с ним. Именно сейчас, когда им обоим это больше всего нужно. Он просто не имеет права.
- Спасибо, доктор Дэвис, вы свободны. Оставьте нас пока.
Ричард был уверен, что только что дал новую пищу для слухов, но что еще делать, просто не знал. Он не мог сейчас уйти и просто оставить тут Наона одного.
Как только за врачом закрылась дверь, он снова опустился на край кровати, ласково погладил Наона пальцами по лицу.
- Больно? – почему-то шепотом спросил он.
- Если не шевелиться, то не очень. Голову только вообще не поднять… - Наон смутился, видимо, потому что невольно начал жаловаться, и тут же прикусил губу, замолкая.
- Я могу позвать врача, он вколет тебе еще обезболивающего.
- Нет, нет, не надо, не уходи, - Наон снова прикрыл глаза. Ричарду отчаянно хотелось сказать, как он виноват, как ему жаль, что допустил это, извиниться за то, что его не было рядом, чтобы защитить, но он был не вправе утомлять сейчас Наона еще и своими излияниями. Еще поганее было то, что ему уже действительно нужно было уходить: выслушать отчет Дерека, сообщить высшим о ранении посла, распорядиться насчет арестованных. – Так мне теперь и в твою комнату нельзя?
- Ну не рви мне сердце, - простонал Ричард, наклоняясь и утыкаясь лбом ему в висок. – Ты же знаешь, что я не могу тебя сейчас к себе забрать. Врач и так уже черт-те что о нас думает.
- И правильно думает…
Ричард тяжело вздохнул, мысленно проклиная экстремистов и обещая им медленную и нелегкую смерть.
- Мне правда пора. Я буду заходить к тебе при любой возможности.
Наон пробормотал что-то похожее на «хорошо» и, похоже, уснул еще до того как император отошел от кровати. Только вот уходить просто так Ричард не собирался, сколько бы важных дел ни ждали его сейчас: нужно было отыскать врача и дать ему несколько указаний.
Доктор нашелся в соседнем кабинете. Занятый разглядыванием каких-то немыслимых схем на мониторе, он даже не услышал, как император вошел в помещение.
- Он уснул, - сообщил Ричард, и, увидев, что врач поспешил подняться, не позволяя себе сидеть в присутствии правителя, раздраженно махнул на него рукой. – Да не надо вскакивать, работайте, я уже ухожу. Хотел только уточнить, что за На… за посла вы лично отвечаете головой. Если с ним хоть что-нибудь случится… если его состояние ухудшится, или он вовремя не получит помощь, или…
- Не волнуйтесь, сэр, за его состоянием следит десяток различных приборов, и о малейшем изменении тут же узнаем я, мой зам и дежурная медсестра. В любое время суток. Мы оказываем ему всю возможную помощь, но пока мы больше ничего не можем сделать, организму нужно время на восстановление.
Говорил доктор довольно убедительно, да и у Ричарда не было причин сомневаться в его компетенции, так что пришлось признавать тот неприятный факт, что будь он хоть трижды император, все равно есть вещи, которые ему неподвластны.
- Если ему станет хуже – вызывайте меня немедленно. Ясно? Не моего помощника, секретаря или еще кого, а только меня лично!

***

Ричарду даже удалось сосредоточиться на текущих проблемах: он не был излишне рассеян, и сам поражался, насколько хорошо у него получается делать вид, будто он полностью погружен в дела, тогда как каждую секунду он продолжал думать о том, что произошло сегодня. Оказалось, страх никуда не делся, даже после того, как он узнал, что Наон жив и скоро поправится. Он, словно живое существо, поселился внутри, опутывая скользкими ледяными щупальцами легкие, сдавливая сердце, скручивая кишки в узел. Ричард даже не думал, что можно постоянно находиться в состоянии такого нервного напряжения. Ему нужен был Наон. Нужен каждую секунду, чтобы знать, что он в порядке, что он действительно жив и никуда от него не денется.
Когда Ричард добрался до своей комнаты, дело было уже к утру, но он понимал, что, даже несмотря на дикую усталость, просто не сможет уснуть. И его персональное снотворное находилось сейчас в нескольких коридорах от него. Он не хотел задумываться о том, что именно он чувствует к Наону, или о том, почему их сразу так потянуло друг к другу, словно они действительно ждали этого всю жизнь, или о том, что их отношения развиваются слишком стремительно – настолько, что другая жизнь становится важнее всего на свете, и хочется медленно и мучительно уничтожить каждого, кто посмеет его обидеть. Ричард не собирался врать себе: теперь он точно знал, что Наона от себя никуда не отпустит, даже если высшие пригрозят разнести всю их планету по камешку.

URL
2013-08-19 в 23:03 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Очень сильно хотелось принять душ и поесть, но он, потратив только пару минут на то чтобы переодеться, не колеблясь, направился в лазарет. Невольно пришлось сбавить шаг и ступать осторожней, чтобы шаги не разносились гулким эхом в сонной тишине особняка. Ричард ощущал себя словно крадущийся вор, в собственном доме, и оставалось только надеяться, что он не натолкнется в палате на кого-нибудь из медперсонала.
Секунду спустя оказалось, что волнуется он совершенно не о том. Повернув за угол, он заметил в конце коридора привалившуюся плечом к стене фигуру, и ему не нужно было даже присматриваться, чтобы понять, кто это.
- О Боже, что случилось?! – в этот момент Ричард даже не задумывался о том, что кто-то может его услышать.
Наон выглядел совершенно измученным, готовым вот-вот упасть в обморок, и явно не мог даже отлепиться от стены, чтобы стоять самостоятельно. Ричард крепко обхватил его обеими руками, прижал к груди, и Наон, облегченно вздохнув, положил голову ему на плечо.
- Я твоего доктора завтра четвертую! Какого черта ты делаешь посреди ночи один в коридоре?
- К тебе шел, – Наон совершенно обмяк в его руках, и вообще не делал попыток поменять положение, как будто в такой позе ему и было наиболее уютно. – Отключил все приборы, спровадил всех медиков, сказал, чтобы дали мне нормально поспать до утра, и пошел к тебе.
Несмотря на то, как потеплело все внутри от этих слов, волнение, требующее выхода, оказалось сильнее.
- Ты вообще чем думал?! - рявкнул Ричард.- А если бы ты тут сознание потерял?! Если бы тебе плохо стало?!
- Не кричи на меня.
Наверное, если бы Наон произнес сейчас что-то другое или начал оправдываться, Ричард не успокоился бы так быстро, но эта тихая просьба, которую высший прошептал ему в плечо, остудила его моментально. Он не решился крепче стискивать руки вокруг Наона, только поцеловал в макушку и мягко погладил по спине.
- Ты чертовски меня пугаешь, - признался он. – Я после сегодняшнего дня точно поседею.
Наон стоял все так же, не шевелясь, только тяжело дышал ему в шею, и нужно было срочно решать, что с ним теперь делать.
- Ну и куда теперь, обратно в палату или в комнату? – Ричард в растерянности посмотрел по сторонам. На их счастье, никто больше не шлялся ночью по особняку, кроме них.
- Мне все равно. Только… не уходи, пожалуйста, сразу…
- Я же к тебе шел! И никуда я уходить не собираюсь! Ладно… пошли к нам – все-таки ближе, - Ричард отстранился, внимательно вглядываясь в лицо высшего. – Только это ненадолго! Тебе придется потом вернуться в палату.
- Хорошо, - Наон попытался кивнуть и со стоном привалился обратно к его плечу. – Только можно я лягу?
Очевидно было, что идти сам он не может, да и вообще уже едва держится на ногах от усталости, так что вариантов оставалось не так уж и много.
- Не можно, а нужно. Слушай… давай-ка, обхвати меня за шею, и я донесу тебя до комнаты.
- Это унизительно, - простонал Наон. – Я же не в ногу ранен.
- А я никому не скажу, если ты не скажешь. – Ричард подхватил его под спину и под колени и без особых усилий поднял на руки. Казалось, весит Наон совсем немного, и он мог бы нести его очень долго. – И вообще, тебя ранили, ты потерял много крови, устал. Дай себе хоть немного отдохнуть.

Как ни странно, Наон больше не возражал: обхватил его крепко одной рукой, прижался лбом к шее и молчал всю дорогу до комнаты. Ричард автоматически отметил про себя, что лоб у него не стал горячее, так что хотя бы по поводу повышения температуры можно было не волноваться. Устроив Наона на кровати и укрыв одеялом, он поспешно скинул ботинки и, нырнув к нему, блаженно вытянулся, едва не застонав от удовольствия. Сейчас ему нужен был только отдых, после этих адских нескончаемых суток, проведенных в состоянии постоянного напряжения.
- Тебе ничего не нужно? – Ричард придвинулся ближе, так что они оказались лицом к лицу. До зуда в пальцах хотелось прикоснуться к Наону, прижать к себе, но он боялся причинить боль, так что все, на что он решился – легонько погладить его пальцами по лицу.
- Ты нужен, - серьезно произнес Наон.
Некоторое время они так и лежали, просто наслаждаясь близостью друг друга, наслаждаясь этой минутой покоя и уюта. Тяжело вздохнув, Ричард первым нарушил спокойствие момента.
- Дерек сказал, когда началась стрельба, ты даже не попытался спрятаться, укрыться куда-нибудь. Говорит, он отпихнул тебя в сторону, но было уже поздно…
Наон ничего не отвечал и в глаза ему больше не смотрел, так что Ричард осторожно взял его за подбородок, словно напоминая, что он здесь.
- Эй… не расскажешь, что там сегодня произошло?
Ему уже начало казаться, что Наон так и не произнесет ни слова, но тот, устало вздохнув, наконец, поднял на него взгляд.
- Я не думал, что мне что-то угрожает, - тихо произнес высший. – Ну, я, конечно, знал, что у вас идет война с этими экстремистами, и что нападения они совершают не с игрушечными пистолетиками, но когда началась стрельба… я не ожидал, что люди будут стрелять в людей. До последнего не верил, что опасность реальная. Повсюду грохотало, кто-то кричал, а я стоял там как истукан… пока что-то не ударило меня в шею. Дерек оттолкнул меня с линии обстрела, и я сначала прижался к стене, а потом просто сполз на пол. Я видел, там погиб кто-то…
Ричард даже дыхание затаил, чувствуя, как моментально пересохло в горле. Грудь наполнялась холодом с каждым словом Наона.
- Было очень больно, - Наон, и до этого-то говоривший негромко, теперь понизил голос до шепота и снова не смотрел Ричарду в глаза, словно стыдился того, в чем приходилось признаваться. – Я прижал руку к шее и почувствовал, как что-то теплое течет сквозь пальцы… мне было так страшно. И это казалось настолько нелепым, что кто-то может просто так, ни за что убить меня, - он горько усмехнулся и сжал пальцами переносицу, словно заглушая головную боль. Ричарду отчаянно захотелось поцеловать его хотя бы в висок – просто чтобы показать, что он здесь, рядом, но боялся прерывать его. – Я так и сидел там, зажимая рану руками, пока все не стихло. И тогда ко мне подбежал Дерек… он что-то говорил, потом пытался отцепить мои ладони и осмотреть рану. – Наон замолчал, глядя на Ричарда совершенно затравленным взглядом, а потом пробормотал что-то вроде «я просто трус».
- Ты никогда в жизни не был серьезно ранен, и, я так понимаю, не имел дела с оружием? – получив неуверенное подтверждение в ответ, Ричард продолжил. – Так что нет ничего удивительного в том, что ты был напуган! Глупо не бояться, когда в тебя стреляют!
Он действительно разозлился, и в этот раз на Наона. Затравливать самого себя не из-за того, что стоял столбом под пулями, а из-за того, что был уже не в состоянии геройствовать после…
- Можно подумать, ты каждый день кровью истекаешь, и тебе это уже настолько не в новинку!
- Не каждый… у меня вообще первый раз кровь шла. Ну, если не считать того раза, когда ты мне нож к горлу приставил…
- Не понял, - Ричард приподнялся на локте, недоуменно глядя на него сверху вниз. – Как это первый?
- У нас на планете войн нет. Террористов, маньяков, убийц тоже. Может быть, когда-то в детстве у меня и были какие-нибудь царапины, но я ничего такого уже и не помню.
- О, Боже… - потрясенно выдохнул Ричард. Он осторожно коснулся забинтованной шеи, зачарованно провел пальцами по тугим повязкам. – Какими же чудовищами тебе должны казаться люди.
- Нет! – горячо возразил Наон. – Нет, вы… разные. Просто жизнь у вас сложная, другая…
- Да уж, сложная… мы воюем вместо того, чтобы помогать друг другу восстанавливать новый мир.
Теперь уже Наон, словно возвращая ему ласку, погладил его ладонью по щеке. Поднимать руку ему явно было больно, так что Ричард перехватил пальцы, и, стиснув в своей руке, зажал между щекой и подушкой.
- Врачи-то хоть вовремя подоспели? Они… - вот теперь уже его подвел голос, срываясь на полуслове, - сказали, ты потерял много крови.
Наон снова посерьезнел, замыкаясь в себе, и Ричард уже проклял свой язык за то, что лезет с вопросами, не думая о том, что Наону может быть действительно неприятно говорить об этом.
- Они меня слегка напугали. Втыкали мне иглы в руки, потом вообще стали зашивать… как порванную куртку… - увидев, как возмущенно открыл рот Ричард, Наон поспешил добавить: - Только не вздумай ляпнуть что-нибудь типа того, что ты их всех расстреляешь завтра! Они все делали очень деликатно, и вообще возились со мной как с хрустальным…
- А ты в качестве благодарности шляешься ночью по коридорам!
- Я к тебе шел, - нахохлился Наон. – Целый вечер тебя ждал, а ты все не шел. Потом прибежал на пять минут – и снова пропал. У меня абстинентный синдром начался без тебя.
- Я не виноват! – Ричард обхватил его лицо ладонями, ласково поцеловал в нахмуренную складку над переносицей, в кончик носа, в губы, подбородок. – Марк утаил от меня информацию о нападении, так что я только после совещания обо всем узнал. Кстати, нельзя спустить ему это с рук.
- Он просто думал, что так будет лучше…
- А мне не нужно, чтобы он за меня думал! Он знал, что я буду волноваться за тебя! Утаивание информации это все равно что предательство!
- Ну ты сам сказал: он знал, что ты будешь волноваться, потому и не стал отрывать тебя от переговоров.
- Я тебя не понимаю… он же терпеть тебя не может! Почему ты его защищаешь?
- Потому что он действует в твоих интересах. И если между моим и твоим благополучием он всегда будет выбирать тебя – меня это вполне устраивает.
- Меня не устраивает! Потому что мое благополучие напрямую зависит от тебя. И если он не хочет с этим смириться – придется заставить.
Увидев, что Наон явно собрался снова возразить, Ричард поспешил закрыть дискуссию:
- И пожалуйста, не надо меня переубеждать. Марк мой подчиненный, и есть вещи, которые я просто не могу позволить ему совершать.
К его удивлению, Наон не стал спорить. Еще удивительнее было осознать, что почему-то совершенно не радует, когда он такой покладистый и тихий. И, кажется, он снова начал засыпать, окончательно исчерпав свои силы в этом коротком споре.

URL
2013-08-19 в 23:04 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Ричард с тоской посмотрел в окно, уговаривая безжалостный равнодушный солнечный диск вставать из-за горизонта хоть немного помедленнее.
Небесные силы определенно были глухи к его молитвам, и как бы ни хотелось продлить это мгновенье хоть еще ненадолго, нужно было возвращать Наона в лазарет. Ричард подумал, что если высший спит достаточно крепко, то можно попытаться незаметно донести его до палаты, чтобы не тревожить лишний раз. Вообще хотелось дать ему отоспаться и отдохнуть после всего, что он пережил сегодня. Его робкий испуганный голос до сих пор звучал в ушах, как напоминание о том, что он не человек. Каким бы могущественным и загадочным ни выглядел Наон, на деле он куда более хрупкий, чем пытается казаться. Он не знает, что такое война, никогда не видел огнестрельного оружия, у него никогда не шла кровь…
- Даже не думай, - пробормотал Наон, не открывая глаз.
- Что?
- Ты собираешься меня донести. Ни в коем случае.
- Я думал, ты больше не читаешь мои мысли.
- Я не читаю мысли. Просто ты не спишь, а сидишь, смотришь на меня и думаешь так напряженно, что тут сейчас воздух заискрит.
Все-таки заставив себя открыть глаза, Наон повернулся на спину, автоматически прижимая руку к шее.
- Ой, они сняли с меня кулон, - встрепенулся он. – Нужно будет узнать, куда они его дели.
Ричард накрыл ладонью его руку и помог сесть на кровати, придерживая поперек спины.
- Не волнуйся. Они убрали его пока, чтобы рану не натирал.
Ужасно не хотелось отпускать его от себя, но Ричард прекрасно понимал, что усни они сейчас – наверняка их потом и пушкой не поднимешь. Да и тот факт, что Наон отключил от себя приборы, которые должны были следить за его состоянием, не давал ему покоя. Хотелось все-таки передать его в руки врачей, по крайней мере, до тех пор, пока он не перестанет выглядеть таким измученным и больным.
- Я хочу остаться здесь, - решительно заявил Наон, вопреки своим словам все-таки пытаясь подняться с кровати.
- Знаю. Но твой врач вот-вот хватится тебя… если уже не хватился. И боюсь, в таком случае он сам себе харакири сделает.
- Ничего себе ты его запугал…
Не дожидаясь просьбы, Ричард прижал его к себе, обхватил за талию, не слишком сильно, но чтобы не дать упасть в случае чего… Он чувствовал тепло крепкого напряженного тела под пальцами, и почему-то именно в этот момент подумал, что, возможно, ему стоит прислушаться к настоятельным рекомендациям своих генералов, и разнести Тау ко всем чертям. Чтобы ни одно существо в этом мире не могло больше причинить Наону вред.

***

Доктор был в панике.
Когда они, со скоростью умирающей черепахи, подошли к палате, врач как раз вылетел в коридор, едва не сбив их с ног. Он тяжело дышал, запыхавшись, а на лице его застыло выражение такого откровенного ужаса, что становилось ясно: предположение Ричарда о харакири было не так уж и далеко от истины.
- Вы… как?.. куда? – доктор путался в словах, глядя на них со смесью страха, непонимания и облегчения.
- Я встретил посла в коридоре, - сообщил Ричард, помогая Наону зайти в палату. – Он… искал туалет.
Наон ощутимо ткнул его локтем под ребра, и сохранять серьезное выражение на лице стало совсем невозможно.
- Какой туалет, вы что?! – взвился врач. – Я же показал вам кнопку вызова, нужно было просто нажать – и я тут же пришел бы. И вставать вам сейчас не надо…
- Я сообщил императору, что это я отключил приборы, - перебил его Наон. – Так что не волнуйтесь…
Вот теперь уже врач не дал ему договорить. Поморщился неодобрительно и укоризненно покачал головой.
- Я волнуюсь о вашем здоровье. Вас только вчера подстрелили, и хождение ночью по коридорам вместо полноценного отдыха здоровья вам явно не прибавит.
Наон настолько не ожидал такого ответа, что даже послушно позволил уложить себя в кровать. Ричард подумал, что нужно бы обязательно повысить врачу зарплату.
Доктор, между тем, уже развил бурную деятельность: подсоединил к высшему несколько приборов, приладил капельницу, сунул ему в рот градусник – как полагал Ричард, чтобы пациент не начал возражать, прикрыл его одеялом, и повернулся к императору. Кажется, он был немного удивлен, что Ричард все еще здесь.
- Сэр, вы что-то еще хотели? – намек на то, чтобы он проваливал уже, был более чем непрозрачен. – Мне необходимо сменить повязку, обработать рану…
Ричард сжал пальцы в кулаки от бессильной злобы.
Хотел. Хотел бы быть рядом с Наоном. Хотел бы, чтобы никто кроме меня больше не смел к нему прикасаться. Хотел бы сбежать с ним туда, где мы сможем быть вместе…
- Нет, просто хотел убедиться, что все в порядке. Не буду мешать.
Стремительно развернувшись, он вышел из палаты, не оглядываясь, чувствуя спиной слишком уж проницательный, словно рентгеном его насквозь просвечивающий, взгляд высшего.

***

URL
2013-08-19 в 23:05 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

Примерно в половину вечеров Ричард возвращался позже Наона, и тогда высший почти всегда ожидал его на балконе. На парапет больше не залезал, ни разу и не подумав нарушить свое обещание не пугать его, так что обычно Наон просто стоял, облокотившись о перила и задумчиво глядя вдаль, на распростертую перед ним планету. Ричард не знал, любуется ли он видом, или же просто скучает по дому, пытаясь разглядеть в темнеющем небе ту самую точку, а спрашивать почему-то не решался.
Он приблизился к Наону, накрывая его своим телом, уперев руки в перила по обе стороны от него, и положил подбородок ему на плечо.
- О чем задумался? – так и не дождавшись реакции, Ричард звонко чмокнул его в ухо. Наон был каким-то непривычно напряженным и отстраненным, тут же рождая в нем подозрение, что что-то случилось. Но прежде чем он успел задать вопрос, высший сам озвучил ответ, и Ричард почувствовал, как внутри все сжимается от дурного предчувствия.
- Я хочу слетать на Алмарк.
То, каким тоном Наон сообщил это, не оставляло сомнений: по поводу этой планеты он уже достаточно просвещен. Но это все равно ничего не меняло.
- Нет.
Наон вывернулся из его хватки, глядя сердито, с непониманием.
- Это не было вопросом. Я полечу на Алмарк.
- Ты НЕ полетишь туда, - Ричард повысил голос. – Ты только оправился после ранения, а Алмарк это… не место для экскурсий!
- А я и не на экскурсию туда еду. Когда вообще ты собирался рассказать мне о том, что там творится?
Хоть высший и выглядел внешне спокойным, Ричард видел, какую бурю тому пока удается сдерживать. Справедливости ради нужно было признать, основания злиться у посла имелись довольно веские.
- Я не скрывал от тебя информацию! Я могу предоставить любые данные, рассказать обо всем, что тебя интересует. Но туда ты не поедешь! Там опасно, там кошмарная экология…
- Я знаю, КАК там! – не выдержав, рявкнул Наон.- Только объясни мне, пожалуйста, как ты мог такое допустить? Вы же… вы с ними хуже чем с преступниками обращаетесь! Скажи мне, что это не так? Что вы не отправляете туда больных или детей, появившихся на свет с дефектами!
Он действительно хотел бы сказать Наону, что это не так, хотел бы, чтобы в истории империи не было этого черного пятна. И его молчание было красноречивее всякого ответа.
- Вы чудовища… это так вы улучшаете генофонд?!
- Я император всего несколько недель! Я не могу просто взять и решить все проблемы мановением руки! Эта система была создана за много веков до меня!
Ричард в этот момент действительно был в ярости. Он злился на себя за то, что не может так просто решить проблему на Алмарке, злился на Наона за то, что поднял эту тему, за то, что ему нужно обязательно докопаться до больного места… и он впервые за все время кричал на Наона, как будто он был виноват во всех проблемах.
- Больше ни одного человека с момента начала моего правления не было и не будет отправлено туда, я клянусь тебе! Но нужно время, чтобы решить судьбу целой планеты. Там не только больные, старые люди и дети, там еще и полно преступников, маньяков, насильников и убийц. Это рассадник зла, и мы не можем просто взять и распустить их всех по более благополучным местам, тем более что и с такими местами в империи сейчас напряженно…
В этот момент он и сам себе казался чудовищем. Наверняка у высших ничего подобного нет и быть не может… Ричарду захотелось разбить что-нибудь, выплеснуть как-нибудь злость от собственной беспомощности. Он не знал, как еще объяснить, что в данный момент он ничего сделать не может, что ему действительно стыдно за тот ужас, что успели натворить его предки, и он действительно бьется изо всех сил, чтобы это исправить. Наон стоял напротив него все такой же напряженный и слушал его очень внимательно, но ему больше нечего было сказать.
- Я должен слетать на Алмарк, - наконец, негромко, но решительно произнес Наон. – Я верю тебе. У меня нет причин в тебе сомневаться. Просто это… немыслимо…
Наон явно пытался подобрать слова, и в этот момент Ричарду показалось, будто у него глаза раскрылись. Он видел, как отчаянно высший пытается сдержать свои эмоции, но только сейчас понял, что сдерживает он не злость на Ричарда, а непонимание, испуг… и Наону явно отчаянно хотелось поверить в то, что Ричард действительно не виноват.
- Мне нужно будет доложить нашим, - произнес Наон. – В том числе и о ситуации на Алмарке. Я должен побывать там, чтобы полностью владеть информацией.
- Нет, – вот тут Ричард был непреклонен. Он видел Наона раненым, и он слишком хорошо помнил тот разрушающий, выжигающий его изнутри страх, когда узнал о том, что высший в беде. Он не собирался больше допускать чего-то подобного. – Ты туда не полетишь, и это даже не обсуждается.
- Ты не можешь меня не пустить.
- Я предоставлю тебе любую информацию, какая тебе только может понадобиться. Но туда ты не полетишь.
- Здесь дело не только во мне! И у тебя, и у меня есть определенные обязательства, если мы хотим, чтобы союз между нашими расами был заключен.
- Мне все равно. Ты туда не полетишь: я не выделю транспорт.
- Это… низко. Ты не можешь так поступить…
Наон был в полнейшей растерянности. Он в недоумении покачал головой, будто действительно не верил, что Ричард может повести себя так недостойно.
- Увидишь. Еще как могу.
- Я не твоя вещь, - голос высшего был полон холодной ярости. Он отшатнулся от Ричарда так, словно тот его ударил. – Я не позволю тебе распоряжаться мной…
- Я не собираюсь больше обсуждать это. И пока я еще император, ты не отправишься в это место, будь ты хоть трижды посол.
Он шагнул вперед к Наону, и вот этого делать определенно не стоило: тот отпихнул его, толкнув в грудь обеими ладонями. То ли все высшие были так сильны, то ли обида и злость придали Наону сил, но от удара спиной о стену Ричарду вышибло дух так, что несколько секунд он просто не мог вздохнуть. Когда легкие, наконец, перестали сокращаться вхолостую, и он снова обрел возможность дышать, Наона рядом уже не было.
Ричард ни секунды не сомневался в том, что поступил правильно, и он ни за что не пустил бы Наона на Алмарк, даже если бы знал, чем этот разговор закончится. Только что делать теперь, он не представлял. С ужасом он осознал, что его волнует даже не то, что Наон теперь в припадке мстительности может поспособствовать тому, чтобы высшие отказались оказывать помощь империи, а то, что их отношениям может прийти конец. Высший был обижен не на шутку, а Ричард просто не представлял, как с ним в таком состоянии теперь обращаться. В груди огнем полыхала боль, словно от свежей раны.
Он подошел к перилам, к тому месту, где совсем недавно стоял Наон. Когда все еще было хорошо, когда они были вместе без этого страшного раскола, разделившего их. Он коснулся пальцами того места, которое, казалось, все еще хранит тепло тела Наона. Пальцы сами собой сжались в кулаки, он в отчаянии ударил изо всех сил по перилам и закричал. Поднял лицо к небу, словно волк, воющий на луну, и кричал, яростно, неистово, пока силы совершенно не покинули его.
Легче от этого не стало, выплеск слишком сильных и ярких эмоций совершенно опустошил его. Не хотелось думать ни о чем, не хотелось ничего делать или что-то решать. Он добрался до пустой холодной кровати, рухнул на нее, не раздеваясь, и накрыл голову подушкой в надежде забыться хотя бы до утра.

URL
2013-08-19 в 23:06 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
В эту бесконечную мучительную ночь поспать Ричарду так и не удалось. Мысли постоянно крутились вокруг высшего, вокруг их ссоры, и если удавалось ему забыться тревожным сном, то буквально через пять минут он просыпался от чего-то темного, мутного, душащего его во сне. Ему было плохо уже даже физически: голова раскалывалась, мутная и какая-то тяжелая, в груди давило, внутренности крутило… Ричард знал, что виноват, что даже если он и действовал верно, то он не имел права так разговаривать с Наоном. И он готов был уже идти к нему, извиняться, унижаться – все что угодно, только бы не было больше этой страшной пустоты, появившейся с его уходом.
Поняв, что уснуть все равно уже не удастся, он заставил себя вылезти из кровати. Словно контуженный добрел до ванной, включил на полную холодную воду и долго стоял над раковиной глядя в никуда. Внутри было пусто и больно, и он даже не думал, что можно так чувствовать себя… только потому, что обидел и оттолкнул самого близкого…
Он плеснул ледяной водой в лицо и поднял взгляд на собственное отражение в зеркале напротив. Оттуда на него смотрел кто-то совершенно дикий и хмурый, с красными глазами и уставшим выражением лица. Ричард невольно подумал о том, так же ли себя чувствует Наон. Переживает ли об их ссоре… тут же стало еще поганее на душе, потому что он прекрасно понимал, что вряд ли Наону сейчас намного лучше, чем ему. Он же только кажется таким всемогущим высшим, а на самом деле тонкокожий и куда более ранимый, чем может показаться.

Стук в дверь заставил Ричарда нервно вскинуться. В первый момент он был уверен, что это пришел Наон, потому что тоже не вынес этого выматывающего одиночества, так что у двери он оказался буквально за одну секунду. Распахнул ее, чувствуя, как всколыхнулось все внутри в радостном предчувствии, и тут же словно на стену наткнулся: на пороге стоял молодой человек, держащий в руках поднос с едой.
- Ваш завтрак, господин, - робко произнес слуга, но Ричард на него уже даже не смотрел.
- Убирайся к черту, - буркнул он, отпихивая парня с пути и выходя из комнаты. С него было достаточно этого издевательства, он был просто обязан сейчас все исправить.
Стремительным шагом Ричард направился в комнату, в которой, как ни странно, еще не был ни разу. Наон всегда сам приходил к нему, так что его собственные апартаменты давно уже стали «их комнатой».
Он всегда первый приходил к тебе, что бы ни происходило, скотина ты неблагодарная…
Ни секунды не сомневаясь больше в том, что настала его очередь действовать первым, он решительно постучал в дверь, стараясь хоть немного унять тревожно забившееся сердце. Сдерживая дыхание, он ждал минуту, вторую, но никто так и не ответил. Уезжать по делам послу вроде бы было еще рано, так что Ричард на всякий случай взялся за ручку, просто чтобы убедиться, что он действительно куда-то ушел.
Незапертая дверь поддалась без малейших усилий, отъезжая в сторону, словно приглашая его войти. В комнате было светло, но как несложно было заметить – абсолютно пусто.
- Наон, - негромко позвал он и тут же осекся. Из туалета доносились характерные звуки, не оставлявшие никаких сомнений: высшего неудержимо рвало. – Наон!
Все разногласия были моментально забыты, все остальные проблемы отступили на второй план.
- Наон! – Ричард забарабанил по двери, не решаясь пока ворваться к нему. – Что случилось?
За дверью все смолкло, только вот это уже совершенно не успокаивало, и в тот момент, когда он уже решил, что Наон не в состоянии ответить, и готов был разнести к черту эту дверь, тот пробормотал слабым и хриплым голосом:
- Дай мне пару минут.

Ричард не хотел давать ему пару минут, он вообще не хотел ждать, не хотел оставаться тут ни секунды, пока с Наоном творилось неизвестно что.
За закрытой дверью раздался звук побежавшей в раковину воды, и Ричард нервно заходил по комнате от одной стены к другой. Совершенно некстати он вспомнил шутку высшего о том, что Марк его рано или поздно отравит…
- Наон! – не выдержав, крикнул он. – Я схожу за врачом...
Он едва успел договорить, когда щелкнул, наконец, замок, и высший появился на пороге. Ричард, даже не думая сейчас об их разногласиях, приблизился к нему, осторожно приобнял за плечи. Выглядел Наон слишком уж бледным и усталым, и, вяло отмахнувшись от помощи, оперся плечом о косяк. Ричарду не хотелось даже думать о том, что пока он там набирался смелости признать свои ошибки, Наона здесь все это время наизнанку выворачивало.
- Не надо врача, - вымученно выдохнул высший. – Мне уже лучше. Надо просто отдохнуть немного… всю ночь не спал…
- На тебя смотреть страшно, ты зеленый весь, - Ричард снова попытался взять его за руку, автоматически отмечая, что кожа у него холодная как ледышка. – Тебя могли отравить!
- Никто меня не травил, наверное, просто съел что-то не то.
- Это может быть вирус…
- У меня нет вируса, мы вообще не болеем! – не выдержал Наон. – Зачем ты пришел? Может быть, хватит с меня унижений на сегодня?
Ричард и не ожидал, что будет просто. Он не позволил Наону снова оттолкнуть его руки, и осторожно, но настойчиво подтолкнул к кровати.
- Пожалуйста, давай ты ляжешь, и тогда мы поговорим.
Одновременно пугающе и обнадеживающе было то, что Наон не стал спорить. Прилег на край кровати, двигаясь медленно, словно столетний старик, и, не глядя потянулся за одеялом. Ричард перехватил его ладонь, мягко сжал холодные пальцы, и сам накрыл его одеялом, укутав по самый подбородок. Не хотелось отходить от него и на сантиметр, так что он просто опустился на колени у изголовья кровати, с тревогой вглядываясь в белое как простыня лицо. Наон устало прикрыл глаза, и Ричард потянулся откинуть влажную прядку, прилипшую к его лбу.
- Прости меня, - пробормотал он, не в силах убрать руку. Зарылся пальцами во взмокшие волосы, готовый к тому, что Наон в любой момент может оттолкнуть его. – Я не хотел тебя оскорбить, и я знаю, я вел себя просто отвратительно… - увидев, что Наон удивленно распахнул глаза, он поспешно продолжил: - погоди, не перебивай меня. Пожалуйста, прости меня за то, что я посмел тыкать тебе тем, что я император, и что вообще говорил с тобой таким тоном… но я действительно не могу отпустить тебя на Алмарк. Не могу, но только потому, что я люблю тебя. И я боюсь за тебя, боюсь каждую секунду с того момента как тебя подстрелили. Я уже не уберег тебя однажды, и теперь готов сделать все, только бы это не повторилось.
Наон молчал некоторое время, серьезно обдумывая его слова, и Ричард даже дыхание затаил, надеясь, что хотя бы выглядит сейчас не слишком жалко, глядя на него с такой мольбой.
- Это было очень обидно, - прошептал Наон. – И ты прав, ты не имел права так разговаривать со мной. Я не тыкаю тебе, как сильно ты и вся империя зависите от меня, и ты не смеешь тыкать мне своими полномочиями.
Ричард поспешно кивнул, признавая правоту каждого его слова. Кажется, впереди забрезжила надежда на то, что он все-таки будет прощен.
- Я обещаю. Я клянусь тебе, я никогда больше не посмею так с тобой обращаться. И поверь мне, я и сам прекрасно осознаю, насколько низко это было.
Он придвинулся ближе, прижимаясь лбом к холодному лбу Наона. Высший тяжело вздохнул в ответ и снова прикрыл глаза.
- Я был так зол на тебя, - продолжил Наон уже значительно миролюбивее. – Было ужасно больно… все думал, как же мы сможем помириться после такого. И тут ты приходишь и заявляешь, что любишь меня. Ну как после такого продолжать злиться?
Ричард обхватил его лицо ладонями и хотел поцеловать в губы, но Наон шустро увернулся, утыкаясь лицом в подушку.
- Меня полночи тошнило, - пробормотал он. – Не надо.
- Эй, ну ты что?.. – Ричард приподнял его голову, разворачивая лицом к себе, и воспользовавшись моментом, коротко поцеловал его. – Дурачок ты…
Наон нахмурился, но спорить не стал.
- Слушай, может вызвать все-таки врача? Если тебе всю ночь плохо было, не стоит так рисковать.
- Да не надо никакого врача. Мне уже лучше, и вообще… мне кажется, это просто нервное было.
Сказано это было явно не для того, чтобы лишний раз пнуть его, но Ричарду все равно стало мучительно стыдно за все, что он натворил. Но прежде чем он снова начал извиняться перед Наоном, тот отодвинулся, освобождая место на кровати, и приглашающе откинул одеяло.
- Иди сюда, - позвал Наон. – Я совсем замерз без тебя.
Ричарду не нужно было повторять дважды. Он поспешно скинул ботинки и забрался на кровать, прижимаясь к Наону всем телом. Они переплелись ногами, словно всегда и были единым организмом, каким-то чудовищным образом на время разделенным. Наон все еще был слишком холодным, и он слегка дрожал, так что Ричард прижал его к себе, обхватил обеими руками, мягко поглаживая по спине.
- Пожалуйста, не уходи так больше, - прошептал он. – Если я веду себя как скотина – просто вмажь мне по морде и скажи, чтобы не забывался. Только не уходи так, будто знать меня больше не желаешь.

URL
2013-08-19 в 23:07 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
Они даже и не заметили, как уснули, и не подумав расцепиться даже во сне, но долго поспать им не удалось: буквально через час их разбудил настойчивый стук в дверь. Наон поднял голову с его плеча, слегка недоуменно оглядываясь вокруг, словно вспоминая где он и как тут оказался.
- Я никого не жду, - сообщил он, тем не менее выбираясь из-под одеяла.
- Ты куда? – Ричард пихнул его ладонью в грудь, заставляя улечься обратно. – Лежи, я сам открою.
- Это вроде как моя комната… - проводил его Наон задумчивым взглядом.
Ранним визитером вполне ожидаемо оказался Марк. Он окинул Наона неприязненным взглядом, впрочем, почти как всегда при встрече с ним – что-то вроде приветствия, и обратился сразу к императору. Начал тараторить что-то про дела, про то, что его заместитель уже разыскивает его…
- Стоп! – Ричард властно вскинул руку, заставив его замолчать на полуслове. – Я все понял. Передашь Дереку, он сегодня за главного. Никаких важных решений без меня не принимать, но меня беспокоить только если случится что-то действительно важное.
- А вы?.. – Марк чуть наклонился в сторону, вопросительно глянув из-за плеча Ричарда на Наона.
- А у меня сегодня выходной! – Ричард рявкнул это так, что старый слуга испуганно вытянулся в струнку. – И у посла тоже! Его также беспокоить только в случае глобальной межпланетной угрозы! – император разошелся уже не на шутку, и слуга затравленно отступил в коридор, словно придавленный исходящей от него яростной мощью. – И если ты еще раз сунешься в мою личную жизнь, ты в этой галактике даже чистильщиком туалетов нигде не сможешь устроиться – это я тебе обещаю. Я ясно объяснил, Марк?!
- Д-да, сэр… - кажется, тот уже готов был провалиться сквозь землю от испуга. Ричард подумал, что теперь он действительно трижды подумает прежде чем хотя бы косо посмотреть в сторону Наона. – Простите, я не хотел…
- Свободен, - не слушая его, Ричард захлопнул дверь перед его лицом и обернулся к Наону. К его удивлению, высший смотрел на него с довольной шаловливой улыбкой. - Что?
- Ты когда такой весь из себя босс, у меня аж мурашки по коже.
- Ты бесподобен, - засмеялся Ричард. На душе стало так легко и тепло, так хорошо от того, что Наон рядом, и снова улыбается ему. Он присел на кровать, отмечая про себя, что выглядит высший значительно лучше: кожа уже не была такого пугающе зеленого цвета, даже легкий румянец появился на щеках, а кошачьи глаза снова блестели жизнью. – Получше себя чувствуешь?
- Да, все нормально, - только отмахнулся Наон. – Ты – мое персональное лекарство. Слушай… если ты не пошутил насчет выходного, то, может, куда-нибудь съездим вместе? А то я тут все время по делам мотаюсь, но ничего толком не видел… у вас же есть какие-нибудь интересные места?
Предложение было действительно неожиданным. Ричард только сейчас задумался о том, что все их встречи развивались по одному и тому же сценарию: совместное времяпровождение поздно вечером в их комнате, затем секс, а если сильно уставали, то и без секса, сон, утренний душ, и после этого они разбегались по своим делам снова до вечера. То же, что предлагал сейчас Наон, было чем-то новым, чем-то совсем иным и, как ни странно, более важным…
- Это что, свидание?
Ему показалось, Наон и сам задумался над этим заявлением, словно ему тоже в голову не приходило, что их отношения развиваются совсем не так, как у обычных пар.
- Наверное, оно, - нерешительно ответил высший. – Ты против?
- Нет, что ты, конечно нет! Я никогда еще не был на свидании, – Ричард чувствовал необычайное воодушевление. Как будто он был обычным человеком, без груза забот за спиной, как будто он мог просто так планировать свидание, планировать, как провести день в свое удовольствие. – О, я знаю, куда мы можем сходить! Только не спрашивай, это будет сюрприз.
Наон счастливо засмеялся, потянув его на себя:
- Ненавижу сюрпризы, – он обвил Ричарда обеими руками за шею, ласково прикусил за мочку уха. – Так что жду с нетерпением.
- Нет-нет, - вывернувшись из его хватки, Ричард с сожалением чмокнул его в лоб и отстранился. – Если я сейчас от тебя не отлеплюсь, мы никуда не успеем. А мне еще надо распоряжения оставить и с собой кое-что взять… В общем, минут сорок тебе хватит? Нет, погоди, мне тоже переодеться надо еще… давай через час? – Наон с готовностью кивнул, и Ричард выскользнул из кровати. – Тогда через час на стоянке, хорошо?

***

URL
2013-08-19 в 23:08 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
***

Ричард надеялся, что у Наона пока нет предположений о том, куда они могут поехать: сам он загадочно молчал, да и слуга, притащивший на стоянку объемную сумку со всем необходимым, тоже не проронил ни слова. Впрочем, император так счастливо улыбался и вообще выглядел таким окрыленным, что если и были у Наона к нему какие-то вопросы, озвучивать их он пока не стал.
Скайкар плавно скользил вдоль однообразного унылого пейзажа, но в жилые кварталы они не повернули, выехав за черту города и направляясь в незнакомый высшему район.
Ричард нервно постукивал пальцами по рулю. Он действительно волновался, оценит ли Наон его сюрприз. Все-таки то, что могло казаться людям совершенно необыкновенным, для высших могло быть самой обыденной вещью. Больше всего он боялся увидеть разочарование на лице высшего, когда привезет его на место.
- Прекрати волноваться, - Наон повернулся к нему, лукаво прищурившись.
- Сейчас ты опять скажешь, что не читаешь мои мысли, и что все мои эмоции у меня на лбу написаны, – Ричард тяжело вздохнул. – Я и правда немного переживаю, понравится ли тебе…
Он не успел договорить, как Наон мягко скользнул ему рукой вдоль спины, придвигаясь ближе. Высший не сводил с него пристального, гипнотического взгляда, как удав с жертвы, и Ричард почувствовал, как жарко становится внутри от его близости.
- Что ты делаешь? – занервничал он, когда Наон подлез под его руку, решительно забрался ему на колени, перекинув через него ногу и совершенно загородив весь обзор. Скайкар опасно вильнул, заставив Наона плотнее прижаться к нему, послав по всему телу горячую волну желания, сосредоточившуюся острым возбуждением в паху.
Ричард обхватил Наона за поясницу, пытаясь хоть как-то рулить одной рукой, но сосредоточиться на дороге было просто невозможно. Особенно когда Наон наклонился к нему, жадно и влажно лизнув его шею, и так требовательно потерся об него, что член тут же болезненно уперся в сдерживающую его ткань штанов.
- Включи автопилот, - пробормотал Наон. Голос его был тихим и хриплым от желания. Ричард поразился, как ему самому это не пришло в голову: не иначе как остатки расплавленного мозга заволокло вожделением. Он, не глядя, нажал какую-то кнопку, заставив их обоих дернуться от оглушительного рева клаксона. Пришлось сильнее прижать к себе Наона, чтобы разглядеть хоть что-нибудь за его плечом, и тот, сдавленно застонав, вжался пахом в его пах.
- Чччерт! – Ричард нервно шарахнул ладонью по нескольким кнопками сразу, и механический голос бортового компьютера, наконец, возвестил о включении автопилота. - Ты маленький дьявол, - выдохнул он. Теперь, когда обе руки его были свободны, он жадно дернул рубашку высшего вверх, дорвавшись до горячей атласной кожи.
Наон слегка наклонился, подбираясь к застежке на его штанах, но им было слишком тесно, места не хватало, и едва не зарычав от досады, высший яростно дернул молнию вниз.
- Сейчас, погоди… - Ричард с трудом приподнял задницу, стягивая с себя штаны. Грубая ткань брюк Наона потерлась о его обнаженный каменный стояк, и он застонал, утыкаясь лбом ему в плечо. А когда высший робко коснулся горячими пальцами его члена, медленно, словно издеваясь, обхватывая его, поглаживая по всей длине, перед глазами совершенно потемнело. – Боже, да, пожалуйста, еще…
Ричард прикрыл глаза, откидывая голову назад. Шумное тяжелое дыхание Наона заводило его еще сильнее, но этого было мало. Он подобрался к застежке на брюках высшего, с трудом соображая, что снять их с него все равно не сможет, пока тот сидит на нем, так широко расставив ноги.
- Хочу в тебя, - низким хриплым голосом пробормотал он. Погладил Наона по бедрам, крепко сжал пальцы, и нетерпеливо дернул за пояс штанов. – Снимай их уже!
- Да-да, я сейчас… - Наон все еще не убирая руку, поглаживающую его член, попытался переместиться в сторону, ударился спиной о руль, и охнув от неожиданности повалился обратно на него. Ричард дернулся так, что чуть не сбросил его с колен.
- Черт! Пусти! – простонал он.
- Ой, прости, прости, - Наон скатился в сторону, напоследок, словно издеваясь, погладив пострадавший орган, и принялся поспешно стаскивать с себя остатки одежды. Ричард, воспользовавшись моментом, лихорадочно зашарил в карманах валяющихся в ногах брюк. В этот раз он был подготовлен основательно, и уже через секунду с победным видом он выпрямился, держа в руках тюбик с кремом.
Высший грациозно, как кот, скользнул обратно к нему на колени, и совершенно развратно потерся об него, скользя кожей по коже. Ричард застонал, толкаясь бедрами вверх. Скайкар качнуло на повороте, и Наон вцепился соскальзывающими пальцами ему в плечи.
Медлить дальше было уже немыслимо, хотя бы даже потому, что времени у них уже действительно не было, и он за спиной Наона открыл тюбик, выдавливая жирный крем на пальцы. Погладил предупреждающе между ягодиц, но Наон так возбуждающе выгнулся от прикосновения, что пришлось ухватить его за загривок. Он притянул его голову ближе, накрывая губами его рот, и одновременно с этим толкнулся внутрь смазанными пальцами. Наон застонал приглушенно и замер, привыкая к ощущению заполненности.
Не выпуская его затылок из своей хватки, Ричард лизнул вдоль линии челюсти, прихватил зубами мочку уха, наслаждаясь теми потрясающими звуками, которые он заставлял издавать высшего. Наон был таким тесным внутри, таким влажным и горячим, что это заставляло его терять голову, терять контроль над собой. Яростно прикусив его за шею, Ричард добавил еще один палец, словно уговаривая его расслабиться, раскрыться для него хоть немного.
- Давай уже, - простонал Наон, и Ричард в который уже раз поймал себя на мысли, что то ли высший действительно читает его мысли во время секса, то ли они так нереально удивительно подходят друг другу.
Наон чуть наклонился в сторону, подобрал с соседнего сиденья брошенный тюбик, выдавил крем себе на ладонь, и прежде чем Ричард успел задать какой-либо вопрос, обхватил его член, размазывая смазку по всей длине. Все связные мысли вылетели у Ричарда из головы, кроме желания, чтобы это не прекращалось, чтобы Наон не останавливался.
- Давай, - повторил Наон, не убирая руку, но направляя его внутрь себя, и Ричард, покрепче ухватив его за талию, подкинул бедра вверх, проникая в него сразу до конца.
Наон закрыл глаза, зажмурился, задышал часто-часто, упираясь обеими руками ему в плечи. Он приподнялся, почти соскальзывая с него, и тут же снова опустился, сдавленно застонав. У Ричарда потемнело перед глазами, возбуждение достигло своего предела. Одной рукой он скользнул вдоль позвоночника Наона, к ложбинке между ягодиц, ухватил его за задницу, жадно толкаясь ему навстречу. На сиденье стало скользко от пота, и он уже едва удерживал их обоих в таком положении.
Накрыло их почти одновременно, под мерный скрип кожаного сиденья и звенящие в ушах уже не сдерживаемые стоны.
Наон, совершенно обессиленный, повалился на него, пытаясь отдышаться, и он, с трудом вспоминая, где они вообще находятся, лениво погладил его по спине.
- Ммм, ты меня совсем заездил, - пробормотал Ричард, и вдруг, словно током ударенный, скинул Наона на соседнее сиденье. - Блять! Блять-блять! – истерически захохотав, он принялся поспешно нашаривать разбросанную по салону одежду. – Одевайся скорее!
- Что случилось-то? – Наон, все еще не отошедший от только что пережитого оргазма, непонимающе потянулся за своими брюками.
- Одевайся! – Ричард никак не мог унять нервный хохот. – Мы в запретной зоне, сейчас застава будет…
- Что? Какая еще застава?
- Потом объясню! Нельзя же императору появляться перед ними в таком виде… ой, черт, это твое, - он бросил в Наона его рубашкой. Никогда еще ему не приходилось одеваться так стремительно.
Они уже видели впереди блокпост с вооруженной охраной, и, хотя и успели кое-как позастегивать пуговицы и придать себе более-менее приличный вид, все равно чувствовали, что любой, бросивший на них взгляд, тут же все поймет. Да и в машине витал такой ощутимый запах секса…
Пожилой лысеющий солдат, подошедший к скайкару с водительской стороны, если о чем и догадался, то ни малейшим жестом или словом этого не выказал. Поклонился учтиво и протянул Ричарду небольшой плоский приборчик.
- Добрый день, господин. Простите, мы должны проверить вашу личность.
- Я знаю, - отмахнулся Ричард и приложил ладонь к прибору на несколько секунд.
Вся процедура заняла совсем немного времени. Наону так же пришлось приложить ладонь к распознавателю, и через полминуты солдат, снова поклонившись, пропустил их дальше.
Ричард припарковал скайкар метров через пятьсот после поста, у ворот перед высоченным куполообразным строением. Разглядеть что-либо сквозь непрозрачное секло купола было невозможно, и он надеялся, Наон пока не догадывается, куда же все-таки его привезли.
- Пойдем, - Ричард подошел к нему, когда они выбрались из скайкара, и против воли застенчиво улыбнулся. – Только… можно я тебе глаза завяжу? Хочу, чтобы ты не догадывался, куда мы идем…
- Хорошо. Конспиратор! - улыбнувшись, Наон посмотрел, как он достает с заднего сиденья элегантный шелковый шарф, и доверчиво повернулся к нему спиной.
Ричард подошел к нему вплотную, коротко поцеловал в шею и, закрыв ему глаза, плотно затянул шарф на затылке. Беспомощно зашарив в воздухе руками, Наон ухватил его ладонь, крепко сжал в своих пальцах, и послушно пошел следом.

tbc

URL
2013-08-19 в 23:21 

rosenkranz
Between the here / between the now
Спасибо)

2013-08-19 в 23:30 

Асцелла
Все люди разные, одна я одинаковая...
rosenkranz, надеюсь, вам нравится ;)

URL
2013-08-20 в 12:38 

EdelTina
Иногда, какими-то странными путями, в жизни все налаживается само собой...
Так много сразу! Спасибо огромное, очень нравится! :red::red::red:

   

Приют Любимого Маньяка

главная